За все время моей жизни на Ближнем Востоке снег выпадал трижды.
Первый раз я его тупо проспала.
Во второй раз его было очень мало и он растаял через полчаса.
Но мы, дети, подняли большой шум, бегали и громко орали: снег, снег!
В третий же раз это счастье упало на наши головы когда мы перебрались в горы.
Снега выпало сантиметров 40.
Все дети лепили снеговики, кувыркались в белой массе, ели ее и напихали ею пакеты.
В школу тогда мы не пошли, и нам за это ничего не было.
Все дружно выбегали на улицу на 15 минут, а затем забегали в дома обратно – дабы согреться и опять выбежать нырять в счастье.
В роли зимней обуви выступали кроссовки, варежек ни у кого не было.
Тогда и сейчас горы остаются для меня самой загадочной в мире вещью: вот только бы наверх забраться, а там, за вершиной – мир иной.
И в моем воображении они занимают самое сакральное место.
Рассказываю это с уверенностью, камрады, ибо когда на миг на горизонте появляется гора – мое сердце начинает бешено прыгать.
Бывает, и знаешь, что нету здесь гор.
И понимаешь, что это облако так причудливо замерло на горизонте.
Но все равно веришь.
Хоть на секунду.

увеличить

увеличить

увеличить