Добро Пожаловать на Форум комнаты БАКИНСКАЯ_ВИКТОРИНА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мирза Шафи Вазех

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Мирза Шафи Вазех

Выдающийся азербайджанский поэт и просветитель родился в 1794 г. в Гяндже, а был похоронен в г. Тифлисе 28 ноября 1852 г. Родился в семье архитектора. Поступил в религиозную школу (мадраса), но был отстранен оттуда из-за своих атеистических убеждений. Некоторое время был писарем в Гяндже. Будучи наставником М.Ф.Ахундова, он обучил его калиграфии и стал причиной того что, М.Ф.Ахундов отрекся от религиозных убеждений. В 1840 г. он переселился в Тифлис, и преподовал там азербайджанский и фарсидский языки. В то же время он имел дружеские отношения со многими великими умами того времени.

Одновременно он занимался развитием созданного им литературно-философского меджлиса "Дивани-хикмет", в котором затрагивались поэтические, философские и политические темы того времени. В 1848 г. М.Ш.Вазех вновь вернулся в родной город и продолжил преподавательскую деятельность. В 1850 г. уехав в г. Тифлис он преподовал в гимназии азербайджанский и фарсидский языки. Лирические стихотворения написанные на азербайджанском и фарсидском языках, описывали красоту мира и ставились выше религиозных понятий.

Также весомый вклад М.Ш.Вазех внес в развитие просвещения. Так в 1852 г. вместе с преподователем Восточных языков И.Григорьевым , был выпущен в свет первый учебник на язербайджанском языке. чебник "Китаби-Тюрки" долгое время использовался в гимназиях и школах для обучения азербайджанскому языку.

Творческая судьба М.Шафи была необычной и драматичной; после мирового признания в 50-е годы он уже в конце XIX века стал своеобразным мифом, поэтом, творчество которого стали приписывать другому. Это произошло вследствие плагиата, совершенного немецким поэтом и переводчиком Ф.Боденштедтом, которого К.Маркс назвал "ганноверским филистером в восточном халате" в связи с реакционными и обывательскими тенденциями, нашедшими выражение в его творчестве.

Этот плагиат, известный в мировом литературоведении как "плагиат Ф.Боденштедта", позволяет объяснить многое в жизни и творческой биографии поэта, ведь творчество М.Шафи известно нам по отдельным рукописям и, главным образом, по книгам, выпущенным Ф. Боденштедтом на немецком языке.

увеличить

0

2

Четверостишья, которые мне очень нравятся, простые своими выражениями, но очень мудрые своим содержанием...
Добру и злу дано всегда сражаться.
И в вечной битве зло сильнее тем,
Что средства для добра не все годятся,
Меж тем, как зло не брезгует ничем.
*****

Не слушай злой молвы, не повторяй дурного.
Судьба во всем, увы, и без того сурова.
Что созидается с таким большим трудом,
То рушится легко — от пустяка, от слова.
*****

Познанья путь и долог и тяжел,
Не всем дана способность постиженья.
Кто изреченья мудрости прочел,
Не всяк постигнул мудрость изреченья.

0

3

Уменье пить не всем дано,
Уменье пить — искусство.
Тот не умен, кто пьет вино
Без мысли и без чувства.

Вино несет и яд и мед,
И рабство и свободу.
Цены вину не знает тот,
Кто пьет его, как воду!

Люби вино, как я люблю,
В любви своей не кайся,
Не зазнавайся во хмелю,
Но и не опускайся.

Одних вино влечет в полет,
Других сшибает с ходу.
Цены вину не знает тот,
Кто пьет его, как воду!

Рождает в нас пьянящий сок
И блажь, и откровенье.
В нём — созидания исток
И жажда разрушенья.

Вино поблажки не дает
Тем, кто ему в угоду
Порой себя не бережет,
Кто пьет вино, как воду!

0

4

Аглымла гялбимин ёзгя йолу вар
Хяряси бир йолда пуч ейляр мяни.
Бириси севдадан узаглашдырар
О бири севдайа туш ейляр мяни.

Аглым геджя гюндюз йазыг гялбими
Даима данлайар, даима сёйяр.
Гялбимся севдайа бир хярис кими
Даима истяйяр, даима севяр.

0

5

Лучше вина без кувшина
Чем кувшины без вина
Лучше зёрна без мекина
Чем мекины без зерна
Лучше деньги без кармана
Нежели карман пустой
Лучше не иметь кальяна
Чем сосать кальян пустой

0

6

Блажен, кто счастьем наделен
В час пира и похмелья,
Тот, кто для легких чувств рожден
И для веселья.

Тот счастлив, в ком способность есть
Плевать на все на свете,
Кого смешит вельможи спесь
И мрак мечети.

Мне в этой жизни повезло:
Я почитал на деле
Священным лишь одно число -
Семь дней недели.

И хоть морщинки на лице
Они мне начертали
Но были счастливы в конце,
Как и вначале.

Мирза Шафи, ты пой и пей,
В беде не хмурься строго,
И радуйся, что всех светлей
Твоя дорога.

0

7

ДЕРВИШ

С толпою приближенных,
Со свитой стражей конных
На вороных конях,
Объезд краев исконных
Свершал великий шах.

«Будь славен, шах великий»,
Кругом кричал народ,
И лезли все вперед,
Чтоб пасть перед владыкой,

Один дервиш убогий
На всех не походил.
Сидел он у дороги,
Безмолвие хранил.

И самый именитый
Придворный блюдолиз
Вдруг, отделясь от свиты,
Над стариком навис:

«Коль ты, молчальник кроткий,
Безмолвствовать привык,
Так выдерут из глотки
Ненужный твой язык!»

И шах — правитель строгий —
Остановил коня: «Ты почему, убогий,
Не падаешь мне в ноги,
Приветствуя меня!»

Дервиш ответил внятно:
«Мой шах, ты знаешь сам —
Случалось попадать нам
Под власть к твоим врагам.

И вся толпа, бывало,
Нимало не скорбя,
Твоих врагов встречала
Не хуже, чем тебя.

Тебя я не в гордыне
Молчанием встречал,
Безмолвствовавший ныне,
Я и тогда молчал.

Любовь не расцветает
Там, где таится страх,
Она не на устах,
А в сердце обитает.

И если только силой
Ты в силах управлять,
Казни меня, не милуй,
Ты властен убивать!»

Но шах, смягчившись, прежде,
Чем кликнуть палача,
Дал нищему одежды
Со своего плеча.

Придворных озадачил,
Когда он не льстеца, —
Молчальника назначил
Советником дворца.

С тех пор судил и правил
Добром великий шах.
Народ владыку славил,
Но славил не за страх.

Шах до скончанья века
Благословлял тот час,
Когда он Человека
Себе на счастье спас.

И думал шах в смущеньи:
«Ни раб, ни аксакал,
Сей нищий уваженье
Мне под ноги постлал».

И понял шах великий,
Что мерят лишь рабы
Достоинства владыки
Покорностью толпы.

0

8

Mehebbet Teraneleri
http://www.kitablar.org/kitablar/azeri-tur...eleri_vazeh.zip

Muxemmes
http://www.kitablar.org/kitablar/azeri-tur...emmes_vazeh.zip

Qezeller
http://www.kitablar.org/kitablar/azeri-tur...eller_vazeh.zip

0

9

Из песен остается на века

Скорее песня та, что коротка.

Порой навечно людям остается

С коротким изречением строка.

В коротком слове мудрость к нам

                                         пробьется,

Хоть век назад слетела с языка.



                    * * *

Речь громкая порой ничем не блещет, Речь тихая бывает речью вещей. Вращается неслышно круг судьбы,

А колесо арбы гремит, скрежещет.



                    * * *

Приветствовали вы мои сужденья,

Когда я пел: «Презри ханжей презренье,

Пред сильным мира оставайся смел, От слабого не требуй униженья!»

Когда же сам я начал жить, как пел, Мое вы осмеяли поведенье!

0

10

Слышал я, что люди говорят:

«Кто правдив, тот должен быть крылат, Смертным смертные на белом свете Все простят, а правды не простят!»

Люди говорили: «Правда жжет,

И того, кто никогда не лжет,

Пусть скакун, готовый в путь-дорогу,

У ворот в любое время ждет».

Я людей пугливых не виню, Говоривших мне сто раз на дню:

«Тот, кто в жизни лгать не научился, Пусть живет, закованный в броню!»

Что поделать, нету у меня

Ни брони, ни крыльев, ни коня.

У меня есть только слово правды —

Мой скакун, и крылья, и броня!

0

11

Жизнь — это поле, где цветут печали,

И мы давно от этого устали.

Не добр всевышний к своему рабу,

И жалобы помогут тут едва ли.

Нет счастья, не надейся на судьбу, Счастливцы те, что горя избежали.

Зачем же к небу обращать мольбу,

Боль прославлять и вписывать в скрижали?

Вступай с земными бедами в борьбу,

Пока они тебя не доконали.

0

12

УТЕШЕНИЯ

                      I
На смену радости спешит печаль,

Ушедшего пусть нам не будет жаль.

Все прах: и наказанье и награда,

Их близко к сердцу принимать не надо. Пришедшие из дали снова в даль

Уйдут и огорченья и услада.

Порой сжигает нас, как наказанье,

О прошлом горькое воспоминанье,

Порой иной из нас бывает рад

В грядущее с надеждой бросить взгляд

И верить, что оно нас не обманет.

Легко нам будет, будет тяжело ли,

Что будет, отвратить не в нашей воле.

И радости пугают нас всегда,

Мы опасаемся беды и боли:

Ведь вслед за радостью спешит беда.

Все то минует, что придет к нам ныне,

Не избежать ни горя ни обид,

Но будут на веку и благостыни.

Нас от печали не спасет унынье,

Веселье от беды не оградит.

Так знай и радости и горю цену.

На смену радости печаль придет,

А что придет, минует непременно,

За тьмою вслед рождается восход.

И средь спокойных и средь бурных вод

Одна волна спешит другой на смену.

                      II

Желаю, чтоб кого-то утешали,

А самому чтоб прибавляли сил

Слова, родившиеся в час печали,

Что произнес ты или затаил.

Ты не ропщи на то, что путь твой труден,

Не жалуйся, что непосильна кладь,

Певец, дарящий утешенье людям,

Страдать ты можешь, но не унывать.

Дар песнопения всего дороже,

Ибо давать приятнее, чем брать,

Чем жаловаться, лучше утешать,

Без огорчений жизни быть не может,

Но горести быстротекущих дней

Ты песней заглуши, вином залей,

Чтоб собственные силы приумножить.

Что может быть отрадней и блаженней,

Чем даже в самый несчастливый час

Петь песни, возжигаясь вдохновеньем

От приносящих вдохновенье глаз.

                    * * *
То, что по долгу сердца и души

Ты должен совершить, ты соверши.

Пусть кажется, что в этом проку мало.

Но перед совестью не согреши,

Что против долга, делать не спеши,

Как бы оно тебя ни соблазняло.

                    * * *
Когда тягалась с силой красота,

Не в каждом споре сила побеждала,

Порою с глади шелка неспроста Соскальзывало острие кинжала.

                    * * *
Чтобы сад в свой час плодоносил,

Нужен дождь и солнца озаренье.

Чтоб для дела нам хватило сил,

Нужно счастье и благословенье.

                    * * *

Себе несчастий нам желать не надо,

Хоть нас они порою и целят,

Не надо людям смертным жаждать яда,

Хотя порой недуги лечит яд.

                    * * *

Бутон, нераспустившийся покуда, Загадочность таит, но он готов

Раскрыться и устами лепестков

Поведать тайну и явить нам чудо.

                    * * *
Чтоб в жизни что-то обрести,

Нужда

нас заставляет прилагать усилья,

А то, что без труда добыли,

Мы и теряем без труда.

0

13

НУЖДА

Быть может, для людей нужда,

Чем гибель, большая беда.

Она опасна тем бывает,

Что убивать не убивает,

Но не пускает никуда.

Она и мудрецов сгибает,

Служить неумным заставляет,

Хоть и не всех и не всегда.

Нужда сгибает без труда,

Того, кто это позволяет.

Нужда приносит всем беду,

Но чем в других, немилосердней,

В певцов вонзает жала терний,

Она с певцами не в ладу,

И мудрости нужда не терпит,

Но мудрость вытерпит нужду.

Что делать нам, как не терпеть?

Кто может петь, тот должен петь.

Не богатей слову служат.

Как ни прекрасна, ни чиста,

Порой и розы красота

В нечистой отразится луже.

И сладкозвучный соловей,

Чтоб прокормиться, ест червей,

Но от того поет не хуже!

0

14

— Скажи, Мирза Шафи, тяжка ль твоя работа, Когда сидишь в ночи угрюм и одинок,

Чтоб стало песней то, что ранило кого-то, Чтоб превратилось вдруг

В созвучье слов и строк

То, что помыслил друг,

Но выразить не мог?

— Работа нелегка

И тяжела забота,

Чтоб вылилась строка,

Чтоб удалась острота.

Но все ж бывает мне подарена судьбой

Удача находить в душе такое что-то,

Что сам придумать мог

И каждый и любой,

Но все-таки изрек

Я — и никто другой.



                    * * *

Я сам не знаю, по каким законам

Родится вдруг из слов невнятных стих,

Но все, что спел я, прежде было стоном, Рожденным в душах и сердцах людских.

Во все столетья мы, певцы, старались,

Чтоб наши слезы, что в печальный час Родятся в сердце и текут из глаз, Посредством слова в жемчуг превращались.

Я плел венки созвездий и соцветий,

Ибо поэтам даровал аллах

Всю красоту, что есть на белом свете:

И на земле у нас и в небесах.

Я не искал ни славы, ни почета,

Но если наступал для песен срок,

Я пел, и пусть в том углядев порок,

Меня корит и осуждает кто-то,

Что делать: я иначе жить не мог.



                    * * *

И в пору опаданья

Пусть розы не грустят,

Что их весною данный

Недолог аромат.

Пусть наступает осень,

Пусть опадает сад,

Она не все уносит:

Их вешний аромат,

Бог даст, на много весен

Мои стихи продлят.

0

15

Мужчины, как порою увлеченно

Мы говорим о женах прошлых лет.

Мы, говоря о тех достойных женах,

Качаем головами сокрушенно,

Мол, было это все, а ныне нет.

Но женщины прекрасны и сейчас,

Как женщины ушедших поколений,

И дело, может быть, не в них, а в нас.

Мужи сегодняшние, мы подчас

Достоинств жен, их красоты не ценим.

Но я как раз из меньшинства, из тех,

Над кем предубеждения не властны.

Кого неверья не коснулся грех,

Кто знает: жалобы мужчин напрасны,

Кто понимает: женщины прекрасны

Во все века!

И ты прекрасней всех!

0

16

Два верных спутника — вино и слово.

Без одного не мыслю я другого.

А без обоих мир уныл и пуст,

Без них мертво существованье наше.

Пусть шутка новая слегает с уст

И старое вино бушует в чаше.

Играет в чашах винных сок веселый,

Не может избежать его следа

Ни молодости подбородок голый,

Ни старости седая борода.

Мы пьем вино, и чем виднее дно,

Тем выше нам подняться суждено.

Над серостью равнин, небес касаясь,

Стоят хребты, теряясь в облаках,

Над трезвостью унылой возвышаясь,

Стоят певцы с бокалами в руках.

Вином и песней скучный мир украшен,

Но если мы поймем, что это тлен,

И замолчим, и отодвинем чаши,

Что ты, аллах, нам сможешь дать взамен?

0

17

Людская плоть сотворена

Не из воды и праха,

Она возникла из вина

По милости аллаха.

Пусть в мире властвует вино,

Пусть вопреки запрету

Во тьму бросает всех оно,

Из тьмы выводит к свету.

И пусть нас оживляет вдруг,

Вдыхает дух и в тело,

И в камень, и во все вокруг,

В то, что окаменело.

Вино по милости небес

В нас породить готово

Не множество пустых словес,

Но искреннее слово.

Пусть тот, кто истинный поэт,

На мир не хмуря взгляда,

Вину подвластный изречет

Лишь то, что людям надо.

0

18

Мирза Шафи, твой взгляд к кувшину рвется, Как взгляд пустынника к воде колодца.

И чтобы зреть игру вина, не ты ль

От глаз отринул книг священных пыль.

Тебе хмельная влага помогла

Свет отличить от тьмы, добро от зла.

Ты, сколько бы ни выпил, трезв, покуда Считаешь: истина на дне сосуда.

Покуда знаешь: красоте вина

И чаша соответствовать должна.

Мирза Шафи, от мудреца хмельного

Нередко мудрое ты слышал слово,

А голова глупца, хоть и трезва,

Не мудры им рожденные слова.

0

19

Я, Мирза Шафи, постиг давно,

И разубедят меня едва ли:

Лишь объятья, песни и вино

Могут оградить нас от печали.

Как бы зависть, злоба, скука, лесть

Ни судили нас, ни притесняли,

Все ж в несовершенном мире есть

То, что оградит нас от печали.

Ночь была, и непроглядной тьмы

Звезды и луна не озаряли,

Но сплошную тьму любовью мы

Озарили, и свободны стали.

В этом мире песни и вино,

Женщины, что нас порой ласкали,

Вот оружье наше, и оно

Безотказнее дамасской стали.

Не хотим, чтоб в жертвенном огне

Наши души грешные пылали.

Наши души в песнях и вине

Пусть пылают, чтоб и мы сгорали.

Пусть аллах не судит грешных нас,

Не казнит за то, что мы познали,

Чтобы кроме чаш и жгучих глаз

Ни к кому мы в плен не попадали.

— Мирза Шафи, заладил ты одно,

Все про любовь поешь, да про вино,

А это нам наскучило давно,

Все, что чрезмерно, то надоедает.

О чем же петь, подайте мне совет,

Здесь на земле, где столько зла и бед, Любовь и хмель — единственный просвет,

А светлое чрезмерным не бывает.

0

20

Думал — роза она. Но смеяться не могут цветы никогда.

Думал — солнце. Не светит ночами оно с высоты никогда.

Я сказал бы, что ангел она, но ведь ангел не знает любви.

Мне ни с чем не сравнить совершенство её красоты никогда.

0

21

Мирза Шафи Вазех
ИЗ ПЕСЕН, ПОСВЯЩЁННЫХ ХАФИЗЕ

Распахни покрывало, не прячь ты себя,

Ведь не прячутся розы в саду у тебя,

Красота тебе богом, как розе, дана,

Ты, как роза, на радость очей создана.

Создана ты под солнцем цвести и сиять,

Перестань же чадрою лицо закрывать.

Распахни покрывало! Увидит весь свет,

Что пышней и желанней красавицы нет.

Пусть огнём по сердцам пробегает твой взгляд,

А уста многоцветным рубином горят,

И одна только ночь самотканной чадрой

Облекает твой лик и твой стан молодой...

Покажись! Пред лицом твоим, бледен и нем,

У султана в Стамбуле смутится гарем.

Да и где же, когда же, какой падишах

Перед взглядом таким не упал бы во прах.

Не тумань же чадрой лучезарных очей,

Торжества красоты и блаженства людей.

0

22

О соловей! От муки изнемог и я, как ты.

Влюбился в розу —молодой цветок и я, как ты.

Не упрекай меня, Захид, в любви к прекрасным

Божественным познаньем пренебрёг и я, как ты.

О сердце, не гордись счастливым днём свиданья!

Не вынесу разлуки долгий срок и я, как ты.

О туча одинокая в весеннем небе!

Не изолью печальных слез поток и я, как ты.

О жалкий глаз! Лови, лови прекрасный облик:

Другого случая найти не мог и я, как ты.

Мой ум! Ты заблудился в локонах любимой.

Затерян средь таинственных дорог и я, как ты.

Бледны слова, Вазех. И слов, достойных друга,

Не в силах отыскать для этих строк и я, как ты.

0

23

Мирза Шафи Вазех
ИЗ ПЕСЕН, ПОСВЯЩЁННЫХ МИРЗА-ЮСУФУ

Какой пытливый ум Мирза-Юсуфу дан.

Недаром то прочтёт Хафиза, «Гулистан»,

То Хагани пред ним, Джами, а то коран.

Тут переймёт картину, выхватит цветок,

Здесь мысль себе присвоит, там — хороший слог.

Своим зовёт он смело то, что создано уж раз.

Мир песен дивных втиснуть хочет в свой пустой рассказ,

Берёт чужие перья он для собственных прикрас...

И этим-то гордится он. «Поэт я», — говорит.

О нет, не так, не так певец Мирза-Шафи творит.

Таит он в сердце жар, в груды — цветущий сад,

Сверкают звёзды в нём, и льёт он аромат,

Когда дарит словам присущий им наряд...

И ради лишь того, чтоб звякал рифмы звон,

Призвания певца не унижает он.

И песни никогда не запоёт,

Когда она пуста, а смел лишь оборот.

Того, что в жизни низко, песня не скрадёт

Красой мишурных слов, в которых смысл не тот.

0

24

Памятник Мирза Шафи Вазеху в парке имени Гейдара Алиева

увеличить

0

25

меня удивляют люди которые так интересуются поэзией и поэтами ..писательями ...мне их не понять ..сколько не пытался ....не моё!!!!!

0

26

В саду зеленом бедный соловей
Поет весенней ночью или плачет:
«Велик ли прок от песни мне моей,
Когда я и бесцветен и невзрачен?»
И роза клонит стебель все грустней,
И думает: «Краса моя обманна.
Велик ли прок мне в красоте моей,
Когда я и нема и бесталанна?»

***

То, что по долгу сердца и души
Ты должен совершить, ты соверши.
Пусть кажется, что в этом проку мало.
Но перед совестью не согреши,
Что против долга, делать не спеши,
Как бы оно тебя ни соблазняло.

0

27

kiwi yaxshi yazib halaldi ))

0

28

обожаю его стихи)

0