Добро Пожаловать на Форум комнаты БАКИНСКАЯ_ВИКТОРИНА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Культура Азербайджана

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Азербайджанский народ, являющийся одним из наиболее древних народов мира, по праву гордится своими историческими памятниками материальной культуры, своей богатой литературой, искусством и музыкальной культурой.

Значительное влияние на художественное мышление и творчество азербайджанского народа оказали также прекрасная природа, благоприятные климатические условия и природные богатства этого края. Хотя каждый вид искусства нашей страны сам по себе прошел длительный и сложный путь развития, тем не менее, они составляют единое целое и позволяют составить полное представление об искусстве и культуре Азербайджана. Искусство Азербайджана, как и его природа, разнообразно, целостно и богато.

Одно из важнейших мест в роднике творчества азербайджанского народа занимает его жизнь и быт, народные промыслы, связанные с его повседневной жизнью. Это искусство, начиная с древнейших времен и вплоть до наших дней, охватывает весьма широкую сферу, начиная с одежды и кончая разнообразными украшениями и хозяйственным инвентарем.

Естественно, особенности быта азербайджанского народа, его эстетическая нравственность, одним словом, его национальное лицо, самосознание особо ярко отражается в этом виде искусства. Не случайно, что ныне в богатейших музеях мира можно встретить многочисленные прекрасные образцы народных промыслов Азербайджана. В богатейших экспозициях музейных коллекций Лондонского Музея Виктории и Альберта, Парижского Лувра, Вашингтонского Метрополитена, музеев Вены, Рима, Берлина, Стамбула, Тегерана, Каира, можно встретить образцы произведений народного прикладного искусства, созданные умелыми руками мастеров из Тебриза, Нахчывана, Гянджи, Газаха, Губы, Баку, Шеки, Шамахы и Карабаха.

Азербайджанские народные промыслы, созданные благодаря усилиям нашего народа и широко применяемые в его жизни и быту, имеют большую и богатую историю. Произведения искусства, изготовленные из металла, найденные в Нахчыване, Мингячевире, Кедабеке, Газахе, Гяндже и других местностях, имеют историю около 5000 лет. Найденные на этих территориях образцы посуды, оружия и украшений являются ценнейшими источниками не только как исторический факт, но и как источник информации о мастерстве людей, чьими руками были созданы эти образцы.

Предметы материальной культуры, найденные при раскопках на территории Азербайджана, убедительно свидетельствуют о том, что наши предки еще во втором тысячелетии до нашей эры изготовляли из бронзы посуду, кинжалы, топоры, пояса и другие предметы украшения изящных форм и пользовались ими в жизни и быту. Это говорит о том, что мастера медных изделий и ювелиры занимались этими промыслами еще в древние времена.

Среди образцов предметов, сделанных из металла, есть такие, по украшениям и изображениям которых мы можем ознакомиться с обычаями и традициями людей того времени, их религиозными взглядами и даже одеждой.

Исторические, этнографические и художественные особенности народного творчества отражаются в одежде. Эта особенность проявляется как в одежде определенной формы и ее украшениях, так и в образцах художественного шитья, вязания и текстиля.

При археологических раскопках на территории Азербайджана были обнаружены иголка и шило, сделанное из бронзы в начале бронзового периода (III тысячелетие до нашей эры). Эти находки свидетельствуют о том, что древние жители Азербайджана умели шить себе одежду. Глиняные скульптуры, найденные в Кюльтепе и Мингячевире (II тысячелетие до нашей эры) и печати-напалечники, относящиеся к V веку до н.э., позволяют составить определенное представление об одежде того времени. А в могилах Мингячевирской катакомбы (V-VI вв. нашей эры) найдены остатки одежды, сшитой из различных шелковых тканей. При раскопках также найдены многочисленные предметы украшения из золота, относящиеся к III-IV века до н.э. и глиняная посуда в форме обуви, убедительно свидетельствующие о том, что азербайджанцы еще с древнейших времен обладали высокой материальной культурой. Различные рисунки, запечатленные на домашней утвари и предметах украшения, сделанных из меди, бронзы и золота, доказывают существование изобразительного искусства в этих краях еще в древние времена.

Найденная в городе Маку Южного Азербайджана фигурка лошади, сделанная из глины (II тысячелетие до н.э), украшенная узорами различных цветов, и золотая пиала, обнаруженная на холме Гасанлы вблизи озера Урмия (I тыс. до н.э.), на которой был изображен лев с попоной на спине, свидетельствуют о том, что искусство ковроткачества, являющееся одной из ветвей народного искусства Азербайджана, имеет очень долгую историю.

При археологических раскопках в Мингячевире, в могилах-катакомбах, относящихся к I-III вв., были обнаружены остатки паласов и ковров.

Согласно археологическим материалам и письменным источникам, ковроткачеством в Азербайджане занимались еще со времен бронзового периода (конец II тыс. н.э. начало I тыс.). О развитии ковроткачества в Азербайджане сообщали Геродот, Клавдий Элиан, Ксенофонт и другие историки древнего мира.

В разные времена в отдельных школах ковроткачества Азербайджана (Губа, Баку, Ширван, Гянджа, Газах, Карабах, Тебриз) были сотканы ковры, красотой которых люди восхищаются по сей день. Многие из них хранятся в известных музеях мира.

Среди древнейших образцов изобразительного искусства исключительно важное значение имеют наскальные изображения Гобустана, относящиеся к VIII-V вв. до н.э., рисунки в горах Айычынгыллы и Перичынгыл вокруг озера Залха Кельбаджарского района, относящиеся к началу бронзового периода (III тыс. до н.э.), а также наскальные рисунки в горах Гемигая севернее от города Ордубад. Особый интерес вызывают изображения, запечатленные на скалах Гобустана. Здесь запечатлены отдельные динамические сюжеты, связанные с охотой, животноводством, земледелием и другими отраслями быта, разные сцены, изображения людей и животных. Гобустанские наскальные рисунки-пиктограммы охватывают многовековой исторический период с первобытно-общинного строя до этапа феодализма.

С древнейших времен Азербайджан прославился не только произведениями изобразительного искусства, но и произведениями архитектуры, являющейся одной из ветвей народного искусства. Девичья Башня и комплекс Дворца Ширваншахов в Баку; мавзолеи Момине Хатун и Юсифа ибн Кюсеира, созданные известным зодчим Аджеми в Нахчыване; дворец Панахали хана, дом поэтессы Натаван в Шуше; рисунки на стенах дворца шекинских ханов, представляют собой редкие жемчужины архитектурного искусства.

Среди гобустанских наскальных рисунков особый интерес заслуживает рисунок, где изображены люди, исполняющие танец "яллы". Эти рисунки свидетельствуют о том, что азербайджанский народ с древнейших времен интересовался музыкой.

Страна Огней, являющаяся Родиной азербайджанского народа, обладающего богатым культурным наследием, одновременно известна как Родина чарующей музыки.

Азербайджанская музыка, обогатившая сокровищницу мировой музыкальной культуры своими редкими жемчужинами, имеет многовековые традиции. Творцы народной музыки, создавшие огромное и богатое наследие благодаря продолжению этих традиций из поколения в поколение, внесли огромную лепту в развитие азербайджанской музыки.

В азербайджанском национальном музыкальном искусстве занимают своеобразные места такие жанры как народные песни, танцы и ашугское творчество.

Краеугольным камнем, фундаментом азербайджанской национальной музыки являются мугамы. Неслучайно, что в 2003-ем году решением ЮНЕСКО - специализированной организации ООН, азербайджанские мугамы были включены в список культурного наследия всего человечества.

С древнейших времен наша национальная музыка развивалась параллельно с литературой, например, искусство мугама развивалось совместно с восточной поэзией. Так, при исполнении мугамов ханенде пели гезели великих поэтов азербайджанского народа Низами, Хагани, Физули, Насими и др. Наиболее распространенными жанрами азербайджанской национальной поэзии являются гошма, мухаммес, устаднаме, гыфылбенд, а ее поэтическими формами - герайлы, дивани, гошма, теджнис, являющиеся наиболее любимыми формами ашугского творчества.

Литературные произведения, созданные нашими классиками и современниками, занимают специфическое почетное место в сокровищнице мировой культуры. Произведения, созданные нашими поэтами и писателями - М.Ф.Ахундовым, Н.Б.Везировым, М.С.Ордубади, Г.Б.Закиром, М.А.Сабиром, Дж.Мамедкулизаде, М.П.Вагифом, М.В.Видади и многими другими, и по сей день не потеряли свое высокое художественно-эстетическое значение.

Еще одним видом искусства, тесно связанным с азербайджанской литературой, является театральное искусство. Корни театрального искусства в Азербайджане связаны с деятельностью, бытом, торжественными и свадебными традициями, а также мировоззрением азербайджанского народа. Элементы спектакля, присутствующие в церемониях, ритуалах и играх, сыграли важную роль в формировании самостоятельного народного театра. Азербайджанский народный театр всегда носил реалистический характер и был тесно связан с трудовым народом. Репертуар народного театра состоял из небольших спектаклей (фарсов) определенного этического содержания. В становлении профессионального азербайджанского театра значительная роль принадлежит народному театру. История театрального искусства, корни которого уходят в древнейшие времена, начинается со спектаклей "Визирь Лянкяранского ханства" и "Гаджи Гара" М.Ф.Ахундова, поставленных в марте и апреле 1873-го года в Баку. Репертуар азербайджанского театра, прошедшего сложный путь развития, сегодня значительно расширился. Сегодня азербайджанский зритель имеет возможность посмотреть в постановках Академического Национального Драматического театра, Бакинского Муниципального театра, Театра пантомимы, Театра юного зрителя и других театров, действующих в Азербайджане, различные спектакли, подготовленные на довольно высоком профессиональном уровне.

Наиболее интересным и самым популярным видом искусства нашего времени считается кино, которое органически проникло в жизнь народа и стало ее неотъемлемой частью. Кинематография, являющаяся относительно новым видом искусства, открывает глубины человеческих сердец и новые горизонты жизни. Наше национальное кино из года в год накопило богатый опыт. В отдельных видах и жанрах киноискусства созданы многочисленные произведения, отражающие жизнь нашего народа и проблемы, с которыми он сталкивается. Эти фильмы бережно сохранены для будущих поколений и превратились в духовное богатство нашего народа.

Азербайджанское искусство, как и история нашего народа - древнее и богатое. Исследование отдельных видов театра, кино, музыки и народного искусства, прошедшего сложный и длительный путь развития, свидетельствует о высоком культурном наследии азербайджанского народа. Деятели культуры и искусства Азербайджана постоянно прилагали усилия для доведения нашей национальной культуры до мирового сообщества и частично добились этой цели. Об этом наглядно и красноречиво свидетельствуют следующие факты: по инициативе ЮНЕСКО азербайджанский мугам включен в список культурного наследия человечества, выдающемуся мастеру кино, кинодраматургу и кинорежиссеру Р.Ибрагимбекову присвоена премия "Оскар", а образцы рукоделия и ковров, сотканных народными мастерами в разные времена, хранятся в самых известных музеях мира.

0

2

Фольклор

Слово "фольклор" означает устное народное поэтическое творчество. История азербайджанского фольклора своими корнями уходит до времен появления первых поселений человека на территории Азербайджана. Азербайджан обладает одним из наиболее богатых фольклоров мира. В источниках по азербайджанской литературе упоминаются богатые и содержательные образцы азербайджанского фольклора. Следы художественно-мифологического мировоззрения до сих пор проявляются как в фольклоре, так в и классической литературе. Мифология Азербайджана не носит такой системный и целостный характер как древнеиндийская и древнегреческая мифология. Тем не менее, в азербайджанском фольклоре рассматриваются следы азербайджанской мифологии. Они носят в себе определенные детали космогонических и сезонных, а также этногенетических мифов. В этих мифических элементах, являющихся продукцией художественного мышления периода начального формирования человеческого общества отражены космос и хаос, т.е. миропорядок и неразбериха, беспорядочность, возникновение миропорядка из этого беспорядка и отражение аналогичных отношений в человеческом обществе.

В мифическом мировоззрении совокупность правил и порядков, принятых большинством людей в человеческом обществе, в основном охватывает ведущий порядок общества - процессы взаимопонимания между семьями, между человеком и природой. Отдельные элементы мифологического мировоззрения сохранились в фольклорных текстах, связанных с колдовством, проклятием, легендой, обрядами и т.д. В большинстве мифологических текстов Азербайджана в качестве ведущего мотива выступает мифологическое мышление древних тюрков. Это можно наглядно усмотреть в космогонических мифах, связанных с созданием мира, этногенетических мифах, связанных с источниками этноса, а также календарных мифах, связанных с сезонными процессами. Возникновение мифологических текстов и сохранение их в виде элементов фольклорных текстов тесно связано с взглядами человека на природу и природные силы. Желание оказать влияние на силы природы посредством слова, действия и игры привело к возникновению в первобытном человеке потребности создания и исполнения мифологических текстов. В качестве примеров можно назвать церемониальные песни "Коса-коса", "Году-году", "Новруз", "Хыдыр-Наби" и другие, а также сопровождающие их танцы.

Одна из специфических особенностей азербайджанского фольклора состоит в том, что он имеет ряд общих черт с фольклорами других тюркских народов. В устном словесном творчестве этих народов наблюдается совпадение многих текстов, что свидетельствует о возникновении этих источников в едином этногеографическом пространстве. Среди эпосов, относящихся к совместному тюркскому фольклору, "Огуз-наме" составляют отдельную серию. А в таких эпосах как "Кеч", "Эргенекон", "Шу", "Гайыдыш" нашли свое художественное мифологическое отражение важнейшие проблемы прототюрков в целом. Большинство этих эпосов в качестве обзоров приведены в произведении "Дивани-Лугат-ит-тюрк" ("Диван тюркского языка") тюркского ученого Махмуда Кашкари, жизнь и творчество которого относятся к XI веку. Эти эпосы отражают художественно-мифическое мировоззрение народов времен великой разлуки народов.

Азербайджанский фольклор отличается богатством жанров. Из жанров эпического фольклора сказки и эпосы, пословицы и поговорки, являющиеся выражением народной мудрости оказали значительное влияние на фольклор и классическую литературу соседних народов. Среди лирических жанров особо отличаются баяты, являющиеся художественно-эмоциональным отражением различных сторон жизни и быта народа. Древние тюркские народы имели свою специфическую поэзию, которая была создана по принципу количества слогов или "количества пальцев", являющихся национальным жанром поэзии тюрков. В различных видах стихотворений количество слогов отличаются, однако наиболее объемные стихи и эпосы эпического сюжета созданы в основном в семисложной форме. Подобные стихи лучше усваиваются и надолго остаются в памяти людей. Неслучайно каждая строка баяты, являющихся одним из наиболее богатых жанров азербайджанского фольклора, также состоит из семи слогов. Фольклорные жанры разделяются на два вида: архаические и современные жанры. Среди архаических жанров фольклора особо заметное место занимают считалочки, гадания, клятвы, моления и другие. Однако такое деление носит условный характер. Так, процесс создания фольклора продолжается за всю историю и, соответственно, к этим жанрам добавляются все новые и новые варианты. С точки зрения событий или процессов, с которыми связаны образцы фольклора, можно выделить церемониальные и трудовые песни. Церемониальный фольклор в свою очередь охватывает сезонные церемонии, церемонии связанные с различными природными явлениями, бытовые, в том числе свадебные и траурные церемонии.

Одним из наиболее богатых жанров азербайджанского фольклора является баяты. Баяты служат, в основном для поэтического выражения лирико-философских чувств человека. Среди содержательных видов этой поэтической формы существуют различные виды. Баяты состоят из четырех строк, а каждая строка из семи слогов. Система рифмовки, как правило, бывает в форме а-а-б-а. Исторически в тюрко-язычной поэзии особое внимание обращалось так называемым джинасам. Поэтому неслучайно, что существуют многочисленные баяты, рифмы которых составляют джинас. Еще одной формой баяты являются их разновидность, в которой рифмуются только первые две строки. Этот вид баяты чаще встречается в керкюкском фольклоре. Обычно первая и вторая строка баяты играют роль подготовки для выражения основного смысла.

Народные песни составляют еще один жанр широко распространенного лирического фольклора. Народные песни представляют собой поэтические тексты различной формы, связанные с конкретным музыкальным мотивом. Народные песни "Аман-нене", "Ай Лоло", "Сона бюлбюллер", "Сусен сюмбул" и другие до сих пор остаются в репертуаре певцов. По виду исполнения среди народных песен выделяются песни - соло, хор и дуэты.

С хронологической точки зрения первое место в эпических жанрах фольклорах принадлежит легендам. Главная отличительная особенность легенд от других эпических жанров заключается в том, что в них присутствуют фантастические элементы и события. В отличие от волшебных сказок, являющихся носителем того же признака, в легендах сюжет не носит целостный характер и, как правило, состоит только из одного фрагмента. По описываемому объекту и содержанию явления легенды в азербайджанском фольклоре носят космогонический, зоонимический, топонимический, этнографический, религиозный, исторический, героический характер и т.д. Образцы наиболее древних легенд связаны с возникновением вселенной, мира и небесных тел.

Следующим после мифов и легенд видом азербайджанского фольклорного жанра являются сказки, представляющие собой наиболее распространенный вид эпического жанра. Пословицы и поговорки тоже довольно широко распространены среди эпических жанров азербайджанского фольклора. Пословицы и поговорки, являющиеся обобщенным итогом, результатом многовековой практики народа весьма широко распространены среди тюркских народов и во многих случаях заменяли моральный кодекс общества. Первые образцы этого жанра встречаются в таких классических письменных памятниках как "Дивани Лугат-ит-тюрк" Махмуда Кашкари и в эпосе "Китаби Деде Горгуд". Еще одним ценным памятником азербайджанского фольклора являются "Огузнаме" - сборники специальных поговорок и пословиц, выражающих мудрость огузских племен.

Драматические жанры азербайджанского фольклора представлены народными играми и уличными представлениями. Наиболее характерным образцом этого жанра можно назвать драму "Коса-коса". К числу народных драм относится также широко распространенные шебихы на тему трагедии святых семьи пророка после принятия ислама. Отдельная большая группа образцов азербайджанского фольклора создана специально для детей. Среди них есть элементы как лирического, так и эпического и драматического жанра. К лирическому виду относятся в основном колыбельные и детские песни, к эпическому виду - загадки, скороговорки, детские песни, а к драматическому виду - детские игры и представления.

Эпоха средневековья занимает особое место среди этапов развития азербайджанского фольклора. В XVI-XVIII веках особо развивался жанр эпоса, появились такие выдающиеся мастера слова как Гурбани, Туфарганлы Аббас, Сары Ашыг, Хесте Гасым. Любовные эпосы средневековья "Гурбани", "Ашыг Гариб и Шахсенем", "Эсли и Керем", "Аббас и Гюльгяз", "Шах Исмаил и Гюльзар", "Тахир и Зохра", "Алыхан и Пери", "Арзу и Гамбар", а также героический эпос "Короглу" являются плодами этого времени. В отличие от любовных эпосов "Короглу" представляет собой совокупность различных глав, и в этом смысле продолжая традицию эпосов "Деде Горгуд", называется эпосом. Сюжет эпоса "Короглу" основан на конкретном историческом событии - восстании Джелалидов, произошедшем в XVI-XVII столетиях в Турции и Азербайджане. Тем не менее, в процессе формирования к этому литературному памятнику добавлены ряд дополнительных сюжетов, а в отдельных случаях были использованы мифические мотивы.

Как правило, фольклорные образцы бывают анонимными, т.е. их автор не известен. В этом смысле ашугская литература, отличающаяся наличием конкретного автора, занимает особое место в азербайджанском фольклоре. Наиболее выдающиеся представители ашугского искусства, основа которого заложена в XVI столетии и продолжает развиваться до наших дней, выражаются термином "Устад ашыглар" (мастера ашуги). Первым мастером ашугом в азербайджанском фольклоре упоминается имя Гурбани. Гурбани был несколько старше шаха Исмаила Хатаи (1487-1524) и имел определенные отношения с ним. Некоторые сведения об этом народном мастере можно встретить в истории Сефевидов и из эпоса "Гурбани".

Трехвековые традиции азербайджанского ашугского искусства в XIX веке дали толчок появлению такого мощного народного мастера слова как ашуг Алескер (1821-1926). В творчестве ашуга Алескера органически сочетались лирический и морально-дидактический мотивы. Этот народный мастер оказал огромное влияние на развитие ашугской литературы, а также письменного стихотворчества. Творчество Ашуга Алескера, прожившего 105 лет является наглядным отражением многих исторических событий и его современников. Устное народное творчество Азербайджана, в особенности ашугское искусство оказало глубокое влияние на литературу соседних народов, многие грузинские и армянские поэты писали свои стихотворения на тюркском языке. Армянский поэт Саят Нова, живший в XVIII веке, большинство своих стихов писал на тюркском "азербайджанском" языке, которого нынче его потомки не признают.

Первые письменные образцы азербайджанского фольклора дошли до нас в труде "История" древнегреческого историка Геродота (V в. до н.э.). Это - плоды народного художественного мышления о причинах падения древнего азербайджанского государства Мидия и захвата азербайджанских территорий со стороны Иранского государства. Эти легенды упоминаются в труде Геродота под названиями "Астияг", "Томирис" и другие. Геродот, являющийся автором неисторического труда в современном значении, но и художественного произведения, высокохудожественно обработал азербайджанские легенды, и ему удалось создать весьма впечатляющие психологические сцены. С этой точки зрения легенда "Томирис" заслуживает особого внимания. Мидийский полководец - женщина герой Томирис, победив Иранского шаха, наступавшего на Мидию с целью ее захвата и опустошившего всю страну, отрезала его голову и отпустила в емкость с кровью с тем, чтобы тот смог испить досыта ту кровь, которую он жаждал.

Мифологический сюжет легенды "Астияг" оставляет более сильное впечатление. Здесь основные события построены на сновидении и предугадывании судьбы. На примере трагедии Астияга представляется бессилие человека для того, чтобы изменить предопределенную божественными силами судьбу. Подобные мотивы широко распространены во многих литературах древнего мира, в том числе в античной греческой литературе.

Наиболее крупным памятником азербайджанского фольклора, дошедшим до нас в письменном виде, является эпос "Китаби Деде Горгуд". Несмотря на то, что отдельные образы и мотивы этого эпоса оказали влияние на последующий азербайджанский фольклор и классическую литературу, в целом устные традиции не сохранены. Поэтому эпос "Деде Горгуд" привлекается к исследованию также как образец письменной литературы.

0

3

Древняя литература

Самым древним образцом письменной азербайджанской литературы является найденная на территории государства Мидия в VI веке до нашей эры "Авеста", авторство которой приписывается Зардушту (Зороастру). В ней нашли свои художественные отражения дуалистское мировоззрение азербайджанского народа, представления первобытного человека о борьбе добра со злом. В "Авесте", написанной в виде обращений Зардушта к предводителю сил добра Ахуре Мазде (Хормузду), в художественно-образной форме отражены представления древних людей о силах добра и зла, правящих, по их мнению, миром и обществом. В одной из самых удачных в художественном отношении "Авесты" частей - в "Слоях" - отражены философско-этические раздумья Зардушта о взаимоотношениях человека и общества, природы и индивидуума. "Авеста" не дошла до нас в первоначальном виде и в полном объеме. В четвертом столетии до нашей эры этот литературный памятник был предан огню по указанию Александра Македонского, и впоследствии лишь отдельные фрагменты этого труда были собраны жрецами огнепоклонников в единое целое и переведены на язык пехлеви. В "Авесте" отображены важные мотивы мифологического мировоззрения азербайджанского народа. Эти мотивы, дошедшие до наших дней, широко распространены в мифологиях народов мира и повествуют о создании мира, появлении первого человека, "золотом периоде" человечества, первом грехе и гневе Всевышнего, ниспославшего на землю болезни, беды.
Дастаны (сказания) о Деде Горгуде, уходящие корнями в мифологическое мировоззрение, приняли письменный вид в XI веке до н.э., а дошедшие до нас экземпляры являются рукописями, написанными в XVI веке. По мнению первого исследователя этого литературного памятника, немецкого ученого Фридриха Дитца, некоторые его сюжеты, например, связанные с образом Одноглазого ("Тепегёза"), стали примером для создания подобного сюжета в Древней Греции. Образ Одноглазого в "Китаби Деде Горгуде" более древнее, чем подобный персонаж Полифема в "Одисее" Гомера.
До сих пор известны две рукописи "Китаби Деде Горгуд". Одна из них - Дрезденский экземпляр, вывезенный из Стамбула немецким востоковедом Ф. фон Дитцом в Германию и подаренный Дрезденской библиотеке, состоит из двенадцати отдельных преданий (в каждом из таких сюжетов-преданий повествуется о разных событиях). Другой экземпляр дастана был обнаружен в 50-х годах ХХ века в Ватикане и состоит из одного сюжета-предания и предисловия.
По традиции, авторство этого сказания приписывается Деде Горгуду. Историк XIV века Айбек ад-Давадари и Фазлуллах Рашидаддин отмечают, что Деде Горгуд жил во времена пророка Мухаммеда и был направлен к последнему тюрками как посол. И в предисловии этого дастана отмечал, что Деде Горгуд жил во время пророка Мухаммеда.
Основной сюжет собранных в этом литературном памятнике сказаний отражены в двенадцати глав: "Глава о Бугаче, сыне Дирса хана", : "Глава об ограблении дома Салур Газана", "Глава о Бамсы Бейрек, сыне Бейбуры" "Глава о захвате в плен Уруз бека, сына Газан Бека", "Глава о Дели Домруле, сыне старика Духа-годжи", "Глава о Гантурале, сыне Ганлы-годжи", "Глава о Ейнеке, сыне Газылыг-годжи", "Глава о том, как Басат убил Одноглазого", "Глава об Амране, сыне Бакила", "Глава о Сергеке, сыне Ушун-годжи", "Глава о том, как Салур Газан оказался в плену, и о том, как его сын Уруз спас его от плена", "Глава о том, как Дыш Огуз восстал против Ич Огуза и об убийстве Бейрека".
В ряде глав дастанов Деде Горгуда просматриваются следы мифологического мировоззрения. Например, в главе "Дели Домрул" пережитки культа смерти и обоснования его связаны с религиозными взглядами времени письменного изложения дастана. Представленный образ ангела смерти (Азраиля), как и во многих других преданиях дастана, привнесен сюда после принятия ислама и увязан с общим духом сказания. В этом смысле данная глава созвучна с легендами и мифами древних шумеров, бабилов, египтян о смерти и воскресении богов
Дата перевода дошедших до нас экземпляров рукописей эпоса "Китаби Деде Горгуд" относится к XVI веку. В сюжетах-преданиях этого эпоса поочередно приводится прозаические и поэтические отрывки, однако эти "куски", в незначительной мере соответствует поэтическим нормам эпохи средневековья. По мнению некоторых исследователей подлинник "Китаби Деде Горгуда", как и некоторых других тюркских дастанов, целиком состоит из стихов, а впоследствии в памяти людей остались лишь основные их мотивы, которые и были записаны в прозе.
Основное содержание глав эпоса составляет: защита родной земли и народа, смертельная борьба древних огузов, олицетворяющих силы добра завоевателями ассоциирующимися с силами зла, воспитательно-дидактические высказывания, не потерявшие своей актуальности и в наши дни.
В 50-х годах прошлого столетия, в период идеологического пресса советского тоталитарного режима, "Китаби Деде Горгуд" преподносился как эпос, способствующий разжиганию национальной вражды и лишь в 60-х годах этот литературный памятник получил "реабилитацию".
После "Авесты" в общетюркском контексте образцами азербайджанской литературы считаются выявленные в Китае свод тюркских пословиц, относящихся к 328 году до н.э., а также надписи на камнях, относящиеся к VI-VIII столетиям нашей эры. Эти письменности по характеру содержат мотивы эпитафии-летописи, однако их художественный уровень довольно высок и они дают определенные представления о развитии тюркского художественного слова, свойствах системного формирования образцов. Произведение Кашгарлы Махмуда, например, значимо именно тем, что в нем в систематизированной форме собраны многие образцы тюркской мифологии фольклора. Так, причитание по поводу смерти тюркского правителя Алпа Эр Тонгая, жившего в VII-VI столетиях до нашей эры, доводит до нас все тонкости и прелесть древнего тюркского художественного мышления.
Созданная на территории Азербайджана и уходящая корнями в V столетие албанская литература также относится к нашей классической письменной литературе. Причитание, написанное поэтом Девдеком по поводу смерти албанского правителя Джаваншира, по многим контурам сопоставима с элегией, посвященной тюркскому правителю Алпу Эр Тонгаю.
Произведения поэтов Абу Мухаммеда ибн Башшара, Мусы Шахавата и Исмаила ибн Яссара, живших в VII-VIII веках в центрах исламского халифата - Медине и Мекке, выделялись острой критикой, оригинальными творческими особенностями, и занимали особое место в арабской поэзии того времени. Это подтверждают и исследователи. Традиция азербайджанских поэтов писать художественные произведения на арабском языке продолжалась до XI-XII веков. Поэты Хатиб Тебризи, Масуд ибн Намдар создали на арабском языке произведения обогатившие азербайджанскую литературу. Хатиб Тебризи, слывший известным филологом, имел большие заслуги в области литературоведения. Его труд "Шархул-Хемасе", вот уже около тысячи лет пользующийся большой популярностью в кругу литературоведов, стал предметом десятков научных исследований.
В XI столетии творчеством Гатрана Тебризи (1012-1088 г.г.) азербайджанская поэтическая школа перешла на язык фарси, вступив тем самым в новый этап развития. Дошедши до нас "Диван" Гатрана Тебризи, хотя и составляет в основном восхваления-касиди правителям, однако своим предисловием передает чарующую красоту природы, и сыграл заметную роль в последующем развитии азербайджанской школы.
Включение в 1054 году Азербайджана в состав созданного тюрками Сельджукского государства, наряду с приданием импульса развитию науки, искусства, литературы, также способствовало формированию тюрко-язычного азербайджанского народа. В произведениях одного из видных поэтов Азербайджана XI столетия Гатрана Тебризи широко отражен азербайджано-тюркский дух, обильно использованы многочисленные слова, присущие азербайджанскому языку, отражены реалии того времени. Иной раз, затрудняясь в нахождении на арабском и фарсидском языках нужной рифмы, поэт обращался к родному языку. Язык поэзии Гатрана Тебризи позволяет смело утверждать, что он, думая по- азербайджански (тюрски), писал на фарси, и подобный подход характерен в целом для всей фарсозычной азербайджанской поэзии. Это подтверждал известный иранский поэт и ученый Насир Хосров, современник Гатрана Тебризи, который лично был знаком последним, и даже в своем произведении "Сейахетнаме" ("Записки путешественника") отметил, что Гатран не очень-то хорошо владеет фарсидским.
В ХII веке в азербайджанской литературе, которая развивалась под сильным влиянием литератур Ближнего и Среднего Востока, а также мировой литературы, формирование поэтической школы в целом завершилось, и на поэтическом поприще засверкали имена таких корифеев, как Хагани, Ширвани, Низами Гянджеви. В отличие от фарсоязычной художественной школы, в которой употребление многочисленных архаичных слов затрудняло изложение всех тонкостей философских мыслей, представители азербайджанской художественной школы, создававшие поэтические произведения на языке дари, за счет арабских слов и выражений сумели поднять ее на новый уровень развития, заимев тем самым превосходные условия для выражения всех нюансов стихосложения и выражения философских мыслей. В XII веке, в атмосфере придворного творчества, в пору меценатства правителей государств Ширваншахов и Атабеков заявили о себе поэты Абул-ула Гянджеви (1096-1159), Мехсети Гянджеви (1089-1183), Хагани Ширвани (1126-1199), Фелеки Ширвани (1126-1160), Муджараддин Бейлагани (?-1190 г.г.), Иззаддин Ширвани (?-?), произведения которых не утратили художественно-эстетическую значимость в наши дни.
В XII веке азербайджанская поэтическая школа характеризовалась высоким профессиональным уровнем, умением машинально использовать поэтические возможности, многообразием мыслей. Наряду с этим усилились тенденции к народному творчеству, фольклорным образам, использованию народного языка афоризмов.
В творчестве одного из известнейших поэтов своего времени Афзаладдина Хагани (1126-1199) особое внимание привлекает присутствие в каждом бейте, в каждом предложении глубоких образов научной мысли. Знакомый с различными сферами науки исламского Востока, он излагал специфичные строки не сухим, нудным утомляющим языком, а сладострастным пленительным поэтическим стихом. Хорошо разбирающийся в науках своего времени, Хагани порой одним лишь тонким искусным штрихом подчеркивал мысль, которая являлась мотивом всего произведения. Иной раз, не принимая во внимание ограничения, установленные деятелями шариата, он прибегал в своих произведениях к эзоповскому языку, широко использовал поэтические символы. В его первом в азербайджанской литературе написанной в эпистолярном жанре поэме "Тохфатул-Ирагейн" ("Подарок двух Ираков") (1156 г.) посредством широко использованных символов и выражений поэт сумел показать глубокий разрыв между им самим и окружающей его средой. В этом отношении творчество как Хагани, так и Низами наполнено диалектическим развитием. Для этих поэтов природа и общество не находятся в состоянии застоя, а, наоборот, они вечно в движении, постоянно развиваются, и именно в таком "развороте" поэты рассматривают их. В этом смысле творчество Низами является определенным этапом в мировой литературе. Не смирившись с гнетущей дворцовой атмосферой в Шемахе, Хагани, Ширвани после совершения Хаджа (паломничества в Мекку), он не вернулся во дворец, до конца жизни остался в Тебризе, там же умер и был погребен. Могила поэта находится на Тебризском кладбище Сурхаб в " Гробнице поэтов".
Хагани представлен в азербайджанской литературе и как один из ярчайших лирических поэтов. Его газели и рубаи заложили самые лучшие традиции в азербайджанской поэтической школе. Еще одной характерной особенностью творчества Хагани является его приверженность к тюркизму, свойственное всей поэтической школе Азербайджана. Впоследствии эта особенность достигла своей вершины в творчестве Низами.
Среди представителей азербайджанской поэтической школы, творчески выросших в Ширванской художественной среде, наряду с такими философски мыслящими поэтами, как Фелеки, Абуль-ула, Муджираддин Бейлагани был и заявившийся о себе в Северном Азербайджане Шихабеддин Сухраверди (1154-1192).
Известная поэтесса XII века Мехсети Гянджеви, жизнь которой была полна легенд и слухов, прославилась как одна из искусных мастериц в сочинении рубаи, и в этом жанре на равных с Омаром Хайямом.
В этот период в азербайджанской литературе образовалось еще одно, вне дворцов правителей, направление и оно стало оказывать все большее влияние на литературно-культурную среду. Также поэты, в том числе Низами Гянджеви (1141 - 1209 г.г.), возглавляли демократическое направление в литературе того периода. Для них литература, поэзия были не средствами ежедневного пропитания, а являлись исходящими от сердца выражениями, наполненными чувством патриотизма, гуманизма, способом идейно-художественной пропаганды для облегчения человеческой жизни, быта, показа желания видеть человека являвшегося венцом создания, счастливым, свободным.
Низами Гянджеви своей бессмертной "Пятерицей" - пятью поэмами: "Сокровищница тайн", "Хосров и Ширин", "Лейли и Меджнун", "Семь красавиц", "Искендернаме" - внес в мировую литературу новый поэтический голос, новый дух. Поэт и сам художественно-философским мышлением прекрасно осознавал это, и поэтому, пророчески утверждал бессмертие своего творчества. Впоследствии и до наших дней поэтическое наследие Низами всегда оставалось источником вдохновения для поэтов, и около 500 литераторов на Востоке и Западе на различных языках подражали ему. Именно благодаря Низами, творчество его поэтических единомышленников XII-XVI века считаются вершинами Ренессанса в азербайджанской литературе.
Творчество Низами, которого мир воспринял как "Гений из Гянджи", явилось глобальным событием еще и потому, что в наследии азербайджанского поэта нашли свой блестящий синтез нашли отражения не только художественно-культурные ценности Востока, но и античные художественно-культурные ценности, которые и считались в тот период западными. В сущности Низами можно считать новым этапом классического периода в полном смысле этого слова. Потому что в глубоких гуманистических мыслях Низами мы видим разумный подход к отторжению от мистики средних веков, ясное осознание событий и предметов, рациональный, логичный подход к человеку, смыслу и сущности жизни общества. Человек создан для счастливой жизни, дарованная ему судьба не может подвержена изменению ни какими злыми силами. Именно эта идея проходит красной нитью через все творчество Низами. И эта идея впоследствии проявит себя в мировой литературе, в творчестве мастеров европейского Ренессанса.
Бессмертие творчества Низами заключается в том, что своим исследованием художественной проблематики он указал пути их решения. Возможно, именно в этом следует видеть роль литературы в жизни человечества, его культурном развитии. Если не было азербайджанской устной народной литературы и письменной литературы, на вершине которой блистал гений Низами, служивший в течении столетий проведению этико-дидактичекой пропаганды, то гнета и насилия, незаконности и несправедливости, имеющихся в мире, было бы гораздо больше, и о достигнутых успехах цивилизации следовало бы только мечтать. Вслед за восхождением Низами к вершине творческой пирамиды, буквально по следам его возвышения произошли глобальные трагедии - нашествия монголов. При этом, к огромному счастью нашему, монголы не сожгли на своих кострах творения нашего гениального соотечественника и, тем самым, позволили нам пополнять знания наследием Низами, гуманистическое воззрение которого намного опережает отдельные составляющие нашего мышления.
Одна из причин, обеспечивших бессмертие творчества Низами заключается в том, что он умел ставить общественные проблемы и указывать пути их решения. По мыслям поэта, во главе общества должен стоять умный, увлеченный просветительством правитель, который мог бы обеспечить гармоничность человеческих отношений в обществе. Здоровая атмосфера общественной среды во многом зависит от личных качеств человека, стоящего во главе общества. Ведущая проблема, поставленная во всех его произведениях состоит в том, что глава государства обязан достояно справляться с обязанностями, наделенными ему Всевышним, он должен без устали трудиться для счастья, благополучия граждан, судьбы которых вверены ему. Лишь при таком положении может быть обеспечено развитие всех слоев общества, осуществлены задачи, поставленные при создании человека Всевышним.
Начав литературное творчество сочинением лирических опусов - гасид, газелей, рубаи, Низами за короткое время создал свой "Диван", и прославился как поэт. Он оставался до конца своей жизни верным написанию стихов, посредством стихов в жанре рубаи, лаконично передавал различные наболевшие философские проблемы, которые не мог передать в больших поэмах. Низами с первой своей поэмы "Сокровищница тайн" (1174) и до последнего крупного произведения - "Искендернаме" не оставлял без внимания актуальные проблемы времени и вечные вопросы человечества, из произведения в произведение совершенствовал их темы. Они составляли гуманистическую концепцию творчества Низами. Впоследствии пять поэм Низами были объединены в "Хамсе" ("Пятерице") и под этим названием он прославился в литературах Ближнего и Среднего Востока. Многие последователи школы Низами старались подражать "Хамсе" своего бессмертного учителя, однако лишь некоторые сумели приблизиться к этому гениальному творению.
Поэма "Сокровищница тайн", в отличии от других частей "Хамсы", не обладает единой сюжетной линией. Однако в ней искусно использованы различные рассказы и сказания, в которых поставлены многие проблемы. Для этого поэт обращался ко многим источникам, фольклорным материалам и использовал их с большим художественным мастерством. Кроме традиционного вступления, поэма эта содержит дополнительно 20 повествований и сказаний. Этой поэмой Низами заложил в литературе Ближнего и Среднего Востока абсолютно новую основу эпической традиции, создал фундамент основательной художественной школы.
Поэма "Хосров и Ширин" (1180) - первая из романтических произведений Низами. В основу этой поэмы положен романтический сюжет с законченной галереей образов. Хотя тема поэмы из истории династии иранских правителей - Сасанидов, однако многие проблемы, выдвинутые поэтом в этом произведении, автор связывает с родной средой, определенными личностями. Низами, как и его предшественник - иранский поэт Фирдовси, не создал легендарно-историческое произведение. Он определил жанр поэмы как "поощрительство", и воспевает торжество любви. Не случайно, что он уделяет большое внимание периоду жизни героя произведения - Хосрову Первизу, связанному с азербайджанской принцессой Ширин которая, как образ очень дорог автору, показавшего ее главную героиню поэмы. И хотя Низами определил жанр поэмы как "Поощрительство", он, в отличие от поэтов - его предшественников, не увлекся беглым, поверхностным повествованием, а воспел гимн чарующей любви, морально и нравственно обогащающей человека, возвышающего его на божественные высоты. Один из монументальных образов поэмы - Фархад в последующие периоды был обожествлен последователями творчества Низами, и он в ряде произведений представлен как главный герой.
Характеризуя образ героя динамикой развития и наделяя его присущими для романтического искусства чертами, Низами показывает своего героя в конце поэмы как идеального человека, преобразовавшегося под влиянием возвышенной любви. Поэт, взявший тему поэмы из исламской истории, связывает трагедию Хосрова с еще одним исламским фактором - письмом пророка Мухаммеда к нему с приглашением принять мусульманскую веру. Однако шах пренебрежительно относится к этому посланию, разрывает его. Этот сюжет, сделанный как дополнение, завершает поэму.
Третьим произведением из цикла "Хамса", наполненным возвышенной любовью, одухотворяющий человека, является "Лейли и Меджнун" (1188 г.). В этой поэме, написанной по заказу Ширваншаха Ахситана, Низами сумел создать чудный и бессмертный дастан о любви, и стал известен как на Ближнем и Среднем Востоке поэт, создавший поэму на эту тему. Главные герои произведения - Гейс и Лейли - превратились в символ мечты о возвышенной чистой любви. Общество не приемлет идею Гейса о свободе человека насмешливо называл его "Меджнун" (одержимый). Одна из важных проблем, поставленная в поэме - абсолютно новый взгляд на эмансипацию женщин, ее свободу. Поэт выступает против гнилых обычаев и традиций общества, направленных на удушение свободы развития человека, выдвигает важность идеи о рациональной свободе человека в обществе, и обосновывает это. В финале поэмы Низами обличает окружающего человека общественную среду, властвовавшие в этой среде неразумные обычаи, бичует звериные инстинкты, противопоставляя всему этому природный мир, фауну с дикими животными. Поэт показывает, что находящиеся вне общественных факторов чистые и чувствительные животные лучше "понимают" величие и одухотворенность Меджнуна, собираются вокруг него. Во вступительной части поэмы Низами художественно обличает виденные в человеческом обществе недостатки, безобразия.
Последние поэмы Низами - "Семь красавиц" (1197 г.) и "Искендернаме" (1203г.) явились логическим исходом многолетних наблюдений и научных исследований, проведенных им в библиотеках. Темы обоих произведений определил сам Низами и на пути воплощения идеала общества использовал их как философско-поэтическое средство. И хотя оба произведения написаны на историческую тему, Низами использовал историю как фон, в основном реальную историю приспособил к своему эстетическому идеалу. В этом отношении обе проблемы по сути можно считать логическим дополнением друг друга. Основная же идея Низами, как поэта-гуманиста, поставленная для решения - это человеческое счастье, пути его утверждения. Так как, в средних веках основную ответственность за это несло не общество, а правители, в философских и художественных творениях важнейшие требования предъявлялись именно к ним. Образом Искендера Низами особенно показал какими большими возможностями обладает просветительный и справедливый шах для достижения благополучия и гармоничного общества. В этом отношении мы видим, как созданные Низами образы правителей совершенствуются из произведения в произведение, и все больше отвечают пожеланиям и надеждам общества. Созданные поэтом образы правителей, идущие по восходящей линии от Хосрова ("Хосров и Ширин") к Бахрам-Гюру ("Семь красавиц") и Искендеру ("Искендернаме"), наконец в "Игбалнаме" (второй части "Искендернаме"), это далеко не обычные правители: они наподобие пророков, направляют народов на правильный путь, стремятся утвердить правду и справедливость. И не только в своей стране - Греции, а во всем культурном мире.
Величие творчества Низами, одухотворенность идеалов и в последующие века дали сильный импульс азербайджанской литературе, и определенные гениальным поэтом гуманистические и демократические принципы способствовали распространению гуманистических мотивов в литературе не только Азербайджана, но и Ближнего и Среднего Востока, а также ряда стран Запада.


0

4

Литература средних веков

Начиная с XIII века под влиянием сложившейся на Азербайджанской земле объективной исторической действительности, в азербайджанской литературе, в которой произведения создавались в основном на арабском и фарсидском языках, все больше становилось поэтов и прозаиков, пишущих на родном языке. С этого времени в азербайджанской литературе завершается древний период и начинается период средних веков.
Поэты Иззеддин Гасаноглу и Шейх Сафиаддин Ардабили, как и лирические поэты соседних народов, все больше отдавали предпочтение созданию светских, связанных с жизнью произведений, чем лирическим и эпическим творениям, окутанным суфийско-мистическими идеями. Три произведения Гасаноглу на турецком, еще одно его же произведение на фарси, небольшой диван Шейха Сафи, дающие достаточно ясное представление о литературе того времени, написанной на родном языке, заложили прочную основу для создания будущей большой поэзии. В газелях Гасаноглу в определенной мере наблюдается тенденция сокращению суфийско-мистических идей и образов, в этом направлении развивается его творчество. Дошедшие до нас образцы поэтического творчества Гасаноглу говорят о величии поэта, его богатом творческом потенциале, вселяют надежду, что и в дальнейшем будут обнаружены новые образцы из его литературного наследия.
Среди эпических образцов поэзии XIII века следует назвать анонимной "Дастани-Ахмед Харами" и поэму Гул Али "Гиссейи-Юсиф" ("Приключения Юсифа"). В обоих произведениях высоко гуманистические ценности Ислама является предметами художественного творчества, их авторы призывали читателя к добру, справедливости, человеколюбию, правде, совести, верности, составляющим основу исламского вероисповедания. В отличие от средневековых европейских рыцарских романов, здесь главная цель заключается не в заострении внимания к событиям, а в более широком раскрытии воспитательной идеи, заложенной в основу сюжета поэмы.
В поэме "Гиссейи-Юсиф", тема которой связана с сурой Корана "Юсиф", пропагандируются такие человеческие качества, как правдивость и искренность, и в конечном итоге наглядно раскрывается их полезность человеку.
Проживший долгую жизнь в XIII и в начале XIV века, прошедший большой творческий путь поэт из Южного Азербайджана Хуммам Тебризи (1204-1314) был одним из видных общественно-политических деятелей и талантливых поэтов своего времени. Известны поэмы Хуммама Тебризи "Дахнаме" ("Десять писем") и его "Диван", написанный на языке фарси. Поэт, упоминая своего предшественника Низами Гянджеви добрыми словами, отмечает, что источником своего вдохновения были именно идеи Низами. Ведущими темами творчества Х.Тебризи, как и Н.Гянджеви, были гуманизм и воспевание красоты человека, являющиеся основными отличительными признаками тюркского национального менталитета.
Ярким представителем суфийского направления в азербайджанской литературе является Шейх Махмуд Шебустари (1287-1320), среди прозаических и стихотворных произведений которого особо следует выделить поэму "Гульшени-раз". В этой поэме, написанной в виде философских вопросов и ответов, поставлены многие научно-общественные проблемы, волновавшие представителей интеллигенции с прогрессивным мировоззрением, передовых научных деятелей, на которые поэт, в рамках своих богатых знаний, сделал попытку ответить.
В XIV столетии азербайджанские поэты Сули Фагих и Мустафа Зерир, пользуясь мотивами Корана, создали на родном языке произведения на тему "Юсиф и Зулейха". Образцом эпической поэмы на родном языке является "Варга и Гюльша", созданная видным поэтом этого столетия Юсифом Маддахом. Все эти произведения впоследствии сыграли определенную роль в развитии нашей эпической поэзии.
Рассматривая общий путь развития литературы в XIII-XVI веках, этот период следует изучить как единый литературный процесс. И хотя в этот временной отрезок литература на родном языке прогрессировала как в количественном, так и в качественном отношениях и постепенно она превалировала над персо-язычной поэзией, все же определенная часть литераторов проявляла верность творила на фарси. На персидском языке строили свое творчество известные азербайджанские поэты и просветители - Насиреддин Туси (1201-1274 г.г.), Марагалы Авхади (1274-1338 г.г.), Ариф Ардабилли (1311-?), творчество которых опиралось на традиции Низами. В творческом наследии Насиреддина Туси - автора известного фундаментального воспитательно-дидактического произведения "Эхлаги-Насири", наряду с научно-философскими творениями привлекают внимание также его литературно-художественные произведения. Поэмы Марагалы Авхади "Джами-Джам", "Дехнаме" являются достойными образцами азербайджанской эпической поэзии. Многие философские гуманитарные аспекты этих произведений и ныне не потеряли актуальность для различных обществ. Однако сказавшиеся после Низами и вызванные определенными объективными причинами застой и безнадежность в общественной жизни отразились в творчестве многих литераторов, в том числе поэта Ассара Тебризи (1325-1390 г.г.). Ассар Тебризи написавший на языке фарси поэму "Мехр вэ Муштери", в своем произведении рассматривал чувства одухотворенной любви сквозь призму любви двух молодых людей, их большую и бескорыстную дружбу, которая была гениально воспета великим Низами в его поэмах "Хосров и Ширин", "Лейли и Меджнун". В очень сложном по сюжету произведении мы не видим на уровне Низами поэтической ценности, ясности и законченности. Поэт и сам в начале поэмы высоко оценивает творчество Низами, подтверждает его недосягаемость.
Самое крупное произведение Марагалы Овхади "Джами-Джам" выделяется энциклопедическим характером и является художественным отражением широко распространенных в то время в литературных трудах многих гуманистических идей. Поэма Марагалы Овхади, наподобие легендарному джаму (пияле) правителя Джамшида, открывающемуся со всех уголков мира, как в зеркале отражает жизнь человека и общества, а также природные события, раскрывает их перед читателями. В этот период, как и в предыдущие века, азербайджанская литература развивается в светском направлении, выступает как составная часть общественной и политической жизни. И как результат этого, английский востоковед Эдуард Браун высоко оценил творчество поэта и правителя XIV века Гази Бурханаддина (1314-1398 г.г.), считал его создателем первых образцов светской поэзии в тюркских литературах. И ныне, читая летопись "Бязм ве рязм" ("Потеха и бой") написанную Астрабади - дворцовым историком Гази Бурханаддина, посвященную жизни и деятельности Гази Бурханаддина, не перестаешь удивляться деяниям этого великого человека, который в сложное, запутанное время в ожесточенной и кровавой борьбе в своем поэтическом творчестве утверждал гуманистические идеалы, и сумел их отразить в прекрасном своем "Диване", не потерявшего художественную значимость и прелесть и в наши дни. В "Диване" Гази Бурханаддина азербайджанский художественный язык, который начал формироваться в творчестве Гасаноглу и Шейха Сафи, достиг высокого уровня, обогатился многими новыми прелестными поэтическими образами и выражениями переданными последующим поколениям литераторов. В творчестве Гази Бурханаддина впервые использован чисто тюркский жанр - "туюг". К этому жанру впоследствии широко обращался в своем творчестве Насими, и посредством его перешел в "Диван" великого узбекского поэта Алишира Наваи.
Гуманистические принципы, сформировавшиеся в общественно- политической мысли этот период достигли своего апогея в творчестве Сеида Имадеддина Насими (1369-1417 г.г.). Произведения этого великого поэта явились большим шагом к светлости, гуманизму, демократизму не только в азербайджанской, но и в целом, в литературах народов Ближнего и Среднего Востока. Имадеддин Насими является вторым после своего гениального предшественника Низами Гянджеви самым горячим пропагандистом, глашатаем в нашей литературе идей гуманизма, человеколюбия. Народ, по истечении нескольких десятилетий после ужасных монгольских нашествий только-только приходящий в себя, стал подвергаться нападениям войск Амира Теймура известного на Востоке как один из самых противоречивых правителей. И это вызвало в здравых мыслящих умах новый мощный всплеск протеста. Творчество Насими явилось именно продуктом подобного гуманистического протеста оппозиции против зла и насилия, за права человека. Использованные поэтом идеи хуруфизма явилась внешней корой прикрытия, и сегодня вышедшие из этой коры произведения Насими пленяют сегодняшнего читателя своей гуманистической трактовкой, богатством чувств уважения и любви. Насими, в отличие от других хуруфистов, и в первую очередь от своего единомышленника Фазлуллаха Наими, создававших свои произведения особым "зашифрованным" языком, открыто выступал на родном языке против зла и насилия, доводил свой протест до простых людей, стремясь пробуждению у них чувства отвращения, протеста. Идея поэта о совершенном человеке, способном возвышаться на божественную высоту, адресована именно простым людям, направлена на осознание ими своего достоинства, права очищение от общественных пороков, хищнических инстинктов. Не только творчество Насими но и вся его жизнь, на которую была наброшена вуаль легенд и сказаний, стала для поколений ярким образцом, достойным подражания, примером мужества, решительности, верности своим идеям, открытым и бесстрашным вызовом мученической смерти. За свободолюбивые, гуманистические произведения поэт велением зловещего духовенства был подвергнут чудовищному наказанию - с него живьем содрали кожу и этот великий человек стал примером не только для нынешнего, но и для будущих поколений.
XV век в Азербайджанской литературе как в хронологическом, так и в творческом отношениях явился переходным этапом между вершиной Гази - Насими и пиком Хатаи - Физули. Образование в этот период на территории страны независимых государств Гарагоюнлу и Аггоюнлу привнесло определенное оживление и в художественную среду, способствовало развитию стихосложения на родном языке как по тематике, так и в отношении образов. Литературный климат этого столетия определяли творившие в основном на родном языке Халили, Хамиди, Кишвари, Хагиги, Сурури, а также Шах Гасым Энвер, Бадр Ширвани, сочинявшие преимущественно на фарси. Среди этих поэтов особо следует отметить правителя государства Гарагоюнлу Джаханшаха Хагиги (годы правления 1436-1467). Он так же, как и его предшественник Гази Бурханаддин, в перерывах между кровавыми сражениями сумел находить возможность сменить воинские доспехи на поэтическое перо, и создать чудный поэтический диван. Судьба у Джаханшаха Хагиги, как и у Гази Бурханаддин, была трагичной - в одном из жестоких боев он погиб из рук своих же соотечественников - тюрков, представляющих государство Аггоюнлу.
Другим видным представителем на отрезке времени XV-XVI веков был Хамиди, который родился в 1407 году в столице Сефевидских правителей - Исфагане, и в 50-е годы XV столетия эмигрировал в Турцию, где около 20 лет жил и творил во дворце Фатеха Султана Мухаммеда и наряду с диваном лирических стихов создал историческое произведение. "Теварих-али-Осман" ("История Османского рода"), а также книгу о гадании "Джами-сухангуй" ("Говорящая пияла") и автобиографическое повествование "Хесбихалнаме" ("История моей жизни").
Творчество Хабиби, Шахи, Сурури, других поэтов этого периода создали плодородную почву для формирования поэзии Хатаи и Физули. Достаточно отметить, что великий Физули находился под влиянием поэзии Хабиби, и с точки зрения его художественных приемов написал прекрасный техмис (пятистишие) к одной его газели.
XV век в азербайджанской литературе, язык который до этого времени совмещался во многих отношениях с художественным языком других тюркских народов, стал выделяться своими особенностями художественного языка, и начиная с XVI столетия стал выступать как независимая литература. Особенно значительную роль в развитии национальной поэзии в XVI веке сыграла литературная среда в Багдаде. Летописец XVI века Ахди Багдади в произведении "Гюльшени-шуара" ("Цветник поэтов"), библиотекарь Шаха Аббаса Садиг бек Садиг в книге "Мяджмаул хавас" ("Меджлис избранных") в своих повествованиях называют имена ряда поэтов, выросших в литературной среде Багдада этого времени, большую роль которых в духовном обогащении Физули нельзя отрицать.
В XII-XVI веках, считавшихся периодом Ренессанса в азербайджанской литературе, новой вершиной после Низами явился Мухаммед Физули, которого востоковеды Запада прозвали "поэтом души". Однако творчество Физули родилось не на пустом месте, наши выдающие мастера слова оказали серьезное содействие формированию и оживлению перед нашими глазами его творчество, Среди них особо выделялся знаменитый современник Физули, в определенной мере ставший его меценатом великий азербайджанский государственный деятель и поэт Шах Исмаил Хатаи (1487-1524 г.г.).
Шах Исмаил Хатаи основал династию, сыгравшую неоценимую роль в общественно-политической истории Азербайджана. Хатаи, как поэт правитель не только развил поэтические традиции своих предшественников Гази Бурханаддина и Мирзы Джаханшаха Хагиги, за свою короткую жизнь, продолжавшуюся всего тридцать шесть лет, он сумел создать новое могущественное и величественное Азербайджанское государство, расширил его границы, и сыграл исключительную роль в развитии родной литературы, способствовал тем самым восхождению Физули на вершину творческой пирамиды. Богатое творческое наследие Хатаи охватывает как различные жанры лирического стихосложения, так и поэмы-мэсневи. В отличие от Физули, предпочитавшего использовать в поэзии научные и многослойные поэтические фигуры, Хатаи увлекался сочинением произведений на простом народном языке, даже писал в стиле народной поэзии: гошма, герайлы, варсаги, баяты, создал образцы поэтических элементов, которые для классической поэзии считались второстепенными. Написанная поэтом сладким языком поэма "Дахнаме" ("Десять писем") является первым произведением на эту тему, написанным на азербайджанском языке. Поэма написана в виде десяти писем Возлюбленного, адресованных его Возлюбленной. Гезели, включенные в текст поэмы, позволяют автору мастерски, со всеми оттенками передавать переживания героев.
Хатаи пробовал свое перо и в дидактическом жанре: создал поэму "Насихатнаме", предназначенную для использования в процессе обучения и воспитания юного поколения. В 14 лет от роду пришедший к власти и в течение 20 лет правления создавший огромную империю, Шах Исмаил Хатаи, оставивший к тому же большое литературное наследие, вызывает удивление и гордость последовавших после него поколений. Политическая деятельность и литературное творчество Хатаи вызывает большой интерес не только в Азербайджане, но и у всех востоковедов мира. Именно под влиянием этого интереса жизнедеятельность великого азербайджанского поэта и политического деятеля Шаха Исмаила продолжает оставаться объектом исследований востоковедов.
Творчество Мухаммеда Физули (1494-1556 г.г.) в культуре Запада во многих случаях сравнивают с барокко; в нем даже самые небольшие поэтические детали полностью находятся на нужном месте, они нелишни, не являются "чуждыми", даже невидимые глазом поэтические нюансы также дополняют друг друга, "цепляясь" друг с другом, составляют "монолитный" художественный организм. По своему творческому волшебству Физули сравним с такими гениями мысли, рожденными человечеством во все времена истории как Данте, Шекспир, Пушкин, секрет бессмертия которых заключается в волшебной красоте поэтического творчества этих великих мастеров слова. Именно поэтому классическая азербайджанская литература доказывает своё бессмертие на каждом перепутье эпох и предстаёт перед каждым культурно-общественном поколении в новом ракурсе. В этом смысле, каждое поколение, сформировавшееся в переходный период, имеет своего Низами, своего Физули, своего Вагифа и они отличаются от прежних Низами, Физули, Вагифов, становятся носителями новых художественно-эстетических, общественно-идеологических функций.
Глобализм, присущий Низами, проявляется в Физули созданием бессмертных произведений на едином для исламской культуры на трёх ведущих-рабочих языках - арабском, фарси и тюркском. У поэта на каждом из этих трех языках есть "Диваны", на арабском создан философский тракт "Мэтлэул-этигад". Хотя первым по счету является его "Диван" на фарси, по значимости - тюркский "Диван" более весомый. Написанные на родном языки касиди считаются блестящими образцами литературы в этом жанре. Сочиненная на Азербайджанском языке поэма "Лейли и Меджнун" (1536 год) является уникальным образцом данного жанра. Правда, до Физули к этой теме на фарси обращался гениальный Низами, этой же теме на тюркском языке посвятили свои произведения Наваи, Замири и Хагиги. Однако ни в одной из созданных ими поэм не прослеживается интерпретации Физули, то есть он создал совершенно отличительное произведение. И хотя в начале поэмы сообщается, что она посвящена божественной любви, однако Физули на всем протяжении эпоса создает живые, реальные человеческие образы, воспринимаемые со всеми противоречиями.
В последующем развитии Азербайджанского художественного языка Физули сыграл неоценимую роль, и, сделав его кристально чистым, переложил на язык стиха, возвысив его на недосягаемую высоту. Поэт так же блестяще проявил себя в прозе, своей книгой "Шикайет-наме" ("Письмо-жалоба") он внес достойный вклад в эту сферу литературы. Основная часть его произведения "Хагигатус-суада" ("Сад счастливых") также написано прозой, однако по ходу, сообразно характеру контекста, Физули переходит на стихотворные отрывки.
Физули до сих пор остается, пожалуй, самым почитаемым поэтом-мыслителем не только в Азербайджане, но и во всем тюрко-язычном мире, особенно в его огромном географо-этническом огузском пространстве. Произведения Физули и поныне популярны в Иране, Турции, Татарстане, Узбекистане, и даже в далеком Уйгурстане.
XVI-XVII века в азербайджанской литературе характеризуются как период формирования средневековых легенд о любви и героизме. С успехом Физули в письменной поэзии почти сравнимо устное народное творчество Гурбани, Ашуга Аббаса Туфарганлы. В этот период формируются и включаются в репертуар народного творчества такие основательные дастаны о любви, как "Ашуг Гариб", "Аббас и Гюльгез", "Эсли и Керем", достойный наследник "Китаби Деде Коркуд" героический эпос "Кероглу". Еще более совершенствуются известные со времени Шаха Исмаила Хатаи образцы стихосложения - гошма, герайлы, варшаги, баяты. Для того, чтобы составить представление о сфере охвата тематики средневековых азербайджанских дастанов, достаточно отметить, что сюжет "Кёроглу" оказал большое влияние на туркменский, узбекский, таджикский, армянский и грузинский фольклоры, и способствовал созданию подобных дастанов.
В XVII-XVIII веках Азербайджанская литература под воздействием устного народного творчества, в основном ашугского искусства, еще более сблизилась с жизнью, с народным языком. Была создана основа к переходу к поэтическому реализму, хотя в этот период в азербайджанской поэзии все еще сильны традиции Физули, однако попытки выхода за их рамки видны в творениях Саиба Тебризи, Говси Тебризи, Мухаммеда Амани. В XVIII веке в произведениях поэтов Ширванской художественной школы - Шакира, Нишата и Махджура все больше просматриваются конкретные наболевшие проблемы, выражается беспокойство от тяжелой участи простого народа.
Молла Вели Видади (1707-1808) и особенно Молла Панах Вагиф (1717-1797 г.г.) в своих произведениях, написанных простым народным языком, еще более сблизили поэзию к народу. В поэме Видади "Мусибетнаме" отражены ряд исторических событий, на высоком поэтическом уровне созданы образы многих личностей. В этот период поэтическое искусство, отказываясь служить отдельным личностям, как бы превращается в добро для всех, становится еще более популярной. Стремительно развивается процесс приближения масс к эстетическим ценностям, приобщение к ним. В этом отношении особую роль сыграло творчество Вагифа. Он, создав прекрасные, простые, реалистичные, светские поэтические образы героев своих произведений, сделал крупный шаг от типа классического романтизма к реализму, определил последующие после себя литературные направления. Вагиф был также видным политическим деятелем своего времени, длительное время определял внешнюю политику Карабахского ханства.
XVIII век знаменует в азербайджанской литературе конец средних веков, и является переходным этапом нового периода.

0

5

Литература XIX-XX веков

Произошедшее на заре XIX века знаменательное событие в исторической судьбе азербайджанского народа - включение Азербайджана в состав Российской империи - усилило в прозападные тенденции во всей культуре, в том числе и в литературе. Под влиянием этих тенденций ведущие позиции в литературе стали занимать национальные и реалистично-светские мотивы. Находившийся под непосредственным влиянием творчества Моллы Панаха Вагифа и созревший в атмосфере художественной критико-реалистической сатиры Карабаха. Гасым бек Закир (1784-1857) своей литературной деятельностью на долгие годы определял направления поэтического развития. Однако, как в творчестве Закира, так и в произведениях его друзей-поэтов прослеживается продолжение на новом уровне традиций Физули и такими представителями были: на Севере - Сеид Абульгасым Небати (1812-1873 г.г.), а на Юге - Сеид Азим Ширвани (1835-1888) и Хуршид Бану Натаван (1830-1897). Посвятивший всю жизнь педагогической деятельности Сеид Азим прославился в азербайджанской литературе как большой просветитель, и значительная часть его произведений посвящена учебе и воспитанию молодого поколения. В его сатирических произведениях, написанных в духе Гасым бека Закира, бичевались общественные пороки того времени, рисовались отрицательные образы.
Как и для большинства культурных народов мира, XIX век стал в Азербайджанской литературе невиданным временем развития, утверждения гуманистических идеалов, заявил о себе необратимым прогрессом в просветительстве, первой серьезной попыткой утверждения власти разума. Несмотря на то, что особенно после присоединения северной части Азербайджана к России этот исторический процесс в целом выделялся своим колониалистским, эксплуататорским характером, все же в сравнении с югом на севере наблюдались определенные сдвиги в литературно-культурном развитии. Достаточно отметить, что творивший почти в одно время с Мирзой Фатали Ахундзаде поэт с юга Сеид Абульгасим Небати (1812-1873 г.г.), при всей эстетической красоте в своего художественного творчества, опирающегося на тысячелетние поэтические традиции Востока, так и не сумел идти дальше идеалов суфизма.
В этот период такие деятели культуры и мыслители, как Аббасгулу Ага Бакиханов (1794-1847) Мирза Шафи Вазех (1792-1852), Исмаил бек Гуткашынлы (1801-1861г.г.), которые были близки с русскими и западными востоковедами, перенимали у них передовые гуманистические мысли, являлись носителями просветительских идей, а Мирза Фатали Ахундзаде, опираясь на их плечи, навсегда связал азербайджанскую литературу с Россией и Западом, вывел ее в семейство мировых литератур.
А. Бакиханов, будучи известным общественным деятелем, ученым, поэтом, сумел в азербайджанской литературе органически связать идеи Запада с традициями Восточной поэзии, искусства. Еще при жизни А. Бакиханова его художественные произведения, научные труды были изданы на русском и немецком языках, о чем много лестного писалось в европейской печати. Немецкий востоковед Фридрих Боденштедт увез в Европу поэтическую тетрадь своего учителя Мирзы Шафи Вазеха и перевел его стихи на немецкий язык и издал их. Впоследствии эти стихи М.Вазеха, объединенные в сборнике "Песни" пользовавшиеся огромной популярностью в Европе, Ф. Боденштедт приписал себе, отрицая авторство Мирзы Шафи Вазеха... Один из яркий образцов нового реалистического направления в азербайджанской литературе - рассказ И.Гутгашынлы "Рашид бей и Саадат ханум" увидел свет на французском языке в Варшаве.
Просветительно-реалистичные взгляды Мирзы Фатали Ахундзаде (1812-1878 г.г.) сыграли исключительную роль в дальнейшем развитии литературы, в частности сильно содействовали становлению таких жанров, как драма, роман, повесть, новелла, поэма и других. Написанные в 1850-1855-х годах шесть драм М.Ф.Ахундзаде способствовали формированию новой школы в литературах Ближнего и Среднего Востока. Глубокие этические начинания, гуманизм, справедливость, искренность, правдивость, свойственные в целом всей азербайджанской литературе, находили дальнейшее развитие в творчестве М.Ф.Ахундзаде, являлись лучшими образцами последующим поколениям. Мирза Фатали Ахундзаде, продолжая самые передовые традиции азербайджанской литературы, проявил себя не только как писатель, поэт, драматург, но и являлся видным ученым, философом, общественным деятелем. Он всем своим творчеством стремился к счастливому будущему своего народа. Высоко оценивая роль литературы и искусства в просвещении народа, приобщении его художественно-культурным ценностям, М.Ф.Ахундзаде стал автором первых на Востоке драматических произведений. Его шесть драм, объединенные под общим названием "Темсилат" ("История с Моллой Ибрагимхалилом - алхимиком", "Мсье Жордан и дервиш Масталишах", "Хырс Гулдурбасан", "Визирь Ленкоранского хана", "Приключение скупого (Гаджи Гара)" "Мурафия векилляринин хекайети") были изданы в 19859 году в Тифлисе. М.Ф. Ахундзаде далеко не был апологетом русского царизма, каким его неверно считают некоторые исследователи. При надобности он скрыто, эзоповским языком подвергал острой критике колониальную политику русского империализма. В его прозаических произведениях "Письма Кемалюддовля" (1865 г.) и "Обманутые звезды" (1857 г.) отражены не только негативные стороны исторического прошлого и государственного устройства Ирана, но и переживания самого писателя, вызванные уродствами жизни, политического устройства страны.
Определенное Мирзой Фатали Ахундзаде художественно-эстетическое направление в азербайджанской культуре способствовало появлению во второй половине XIX в Азербайджане таких видных просветителей-реалистов, как С.А.Ширвани (1835-1888 гг.), Н.Б.Везиров (1854-1926 гг.). А.Б.Ахвердиев (1870-1933), одновременно содействовало повышению художественно-культурного уровня соседних народов. Особенно сильный импульс в интенсивном развитии художественно-культурной жизни в тот период дала разносторонняя газета "Экинчи" ("Пахарь") (1857-1877) издаваемая ученым-естествоиспытателем Г.Б.Зардаби (1837-1907). Ряд общественно-литературных дискуссий и обсуждений, нашедших свое отражение на страницах этого издания, еще более укрепили гуманистические тенденции в азербайджанской литературе, способствовали ее развитию.
В XIX веке наряду с просветительно-реалистическими тенденциями в азербайджанской литературе, развивалась и религиозно-дидактическая поэзия, наиболее видными представителями которой были живущие в Южном Азербайджане создатели религиозных элегий Раджи, Дилсуз, Дахил, Гумри и другие. Однако под влиянием происходящих в Северном Азербайджане литературных процессов и в Южном Азербайджане усилились тенденции к созданию поэтических произведений на религиозную тематику. Яркими образцами религиозно-реалистической поэзии являются "Приключения лисы" ("Шелебийя" ("Тюлкюнаме")) Мухаммеда Багира Халхали (1829-1900 гг.), "Осел, груз которого состоял из книг" ("Китаб юклю эшшяк") Абдурахмана Талыбова (1888 г.), "Путевые заметки Ибрагимбека" ("Ибрагим бейин сеяхетнамеси" (1892 г.) Зейналабдина Марагаи.
В XIX веке в литературных меджлисах сформировалось еще одно литературное направление, отличающееся большей склонностью к традиционному восточному типу творчества. Литературный меджлис в Губе ("Гюлистан") возглавлял Аббасгулу ага Бакиханов Гудси, в Ордубаде ("Меджлис поэтов") Гаджиага Багир Ордубади, в Ленкорани ("Группа прекрасных ораторов") - Мирза Исмаил Гасир, в Шемахе ("Дом радости") - Сеид Азим Ширвани , в Баку ("Сбор поэтов") - Мухаммед ага Джумри в Гяндже (затем в Тифлисе, "Дивани - хикмет") - Мирза Шафи Вазех, в Шуше ("Мяджлиси-унс") - Хуршид Бану Натаван, другим ("Меджлисом забытых") - Мирза Мовсум Навваб. Между поэтическими меджлисами поддерживались тесные связи, поэты переписывались друг с другом. В целом, литература XIX столетия заложила крепкую основу для развития азербайджанской литературы в XX веке на новом, более высоком уровне.
Первые десятилетия XX столетия в азербайджанской литературе, как и для большинства народов Российской империи, являлись особым периодом. В этот период видные создатели реалистично-романтических произведений на подобие европейских и русских образцов - Дж.Мамедгулузаде (1866-1932 г.г.), М.А.Сабир (1862-1911 г.г.), Г.Джавид (1884-1944 г.г.), М.Хади (1880-1920 г.г.), А.Саххат (1874-1918 г.г.) - своими творениями подняли азербайджанскую литературу на уровень лучших образцов мировой художественно-культурной мысли. Особая заслуга в развитии художественно-общественной мысли в Азербайджане принадлежит реалистической литературе Дж.Мамедгулузаде и М.А.Сабира, романтической поэзии М.Хади, А. Шаига, драматургии Г.Джавида. В 1906 году в Тифлисе началось издание на азербайджанском языке журнала "Молла Насреддин", редактором которого был выдающийся писатель и общественный деятель Дж.Мамедгулузаде. В течение почти двадцати пяти лет этот журнал сыграл значительную роль в литературно-культурной и общественно-политической жизни. Одновременно с этим изданием также выходил в 1906-1907 годах редактируемый известным публицистом философом и общественным деятелем А. Гусейнзаде (1864-1940 г.г.), журнал "Фиюзат", жизнь которого продолжилась всего в 32 выпущенных номерах и который в серьезной и романтической манере служил интересам народа, просветительству, прогрессу нации.
В этот период особенно значительным был вклад в идейно-эстетическое развитие азербайджанской литературы Джалила Мамедгулузаде, автора "Хопхопнаме" Мирзы Алекпера Сабира, бичевавших косность, фанатизм, предрассудки, мракобесие их реалистические произведения актуальны и по сей день.
Развивающаяся в традициях М.Ф.Ахундзаде просветительская драматургия обогатилась написанными еще в конце XIX века Наджаф беком Везировым комедиями и трагедией "Мусибети Фахраддин" (1894 г.), комедиями и трагедиями Абдуррагим бека Ахвердиева "Дагылан тифаг", "Бэхтсиз джаван" ("Несчастный юноша") (1900 год), "Ага Мухаммед Шах Каджар" (1907 год), пьесами Наримана Нариманова (1870-1925 годы) "Шамдан бек", "Невежество", "Надир Шах" Джалила Мамедгулузаде "Мертвецы", "Книга моей матери" (1920 год).
В 1910-1918 годы Гусейн Джавид написал романтично-исторические пьесы "Мать", "Марал", "Шейх Сянан", "Шейда", "Пропасть", "Иблис" ("Демон").
Конец второго десятилетия XX века отмечен в истории Азербайджана знаменательным событием - образованием Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920 годы). И хотя АДР просуществовала всего двадцать три месяца, все же в этот период были созданы своеобразные литературные произведения. Наряду с известными уже мастерами пера - Дж.Мамедгулузаде, А.Шаигом, А.Б.Ахвердиевым, Уз.Гаджибейли, начали проявлять себя на литературном поприще интересными произведениями в различных жанрах молодые писатели Дж.Джабарлы, А.Джавад, Уммигюльсум. В их произведениях воспевались государственная независимость, турецкая армия, пришедшая в Азербайджан с миссией спасителя, мужество воинов национальной армии, трехцветный государственный флаг. Особой творческой активностью в этот период отличался Ахмед Джавад (1892-1937 г.г.), написавший слова Государственного гимна АДР. Это произведение, музыку на которое написал гениальный Узеир Гаджибеков, и сегодня является символом независимой Азербайджанской Республики.



0

6

Литература советского периода

Большевистская Россия не могла оставаться равнодушной к факту выхода на арену истории независимого Азербайджанского государства на южных границах красной империи, в непосредственном соседстве таких мусульманских стран, как Иран и Турция. Именно по этой причине, первое демократическое правительство Азербайджана, не выдержав удары захватнической XI Красной армии, вскоре пало. В стране была установлена советская власть. Нет сомнения в том, что действительный смысл пролетарской диктатуры и "коммунистического рая" своевременно увидели и поняли Дж.Мамедкулизаде и Гусейн Джавид. Они хорошо понимали, что эта власть, по сути своей, является реакционной и антиазербайджанской.
Репрессия 30-х годов брала свое начало с первых же месяцев установления советской власти. Одним из первых ее жертв стал директор Газахской Учительской семинарии, выдающийся ученый и литературный критик, автор первой многотомной "Истории Азербайджанской литературы", великий просветитель Фирудинбек Кочарли (1863-1920), расстрелянный армянскими дашнаками в Гянджинской тюрьме. Вообще, годы репрессии составляют черные страницы истории азербайджанской литературы советского периода. Большинство тех, кто в это время подвергался необоснованным преследованиям, состояло из невинных рабочих и крестьян, но больше всех от большевистко-дашнакских преследований пострадали представители интеллигенции и это ясно: сталинисты ставили перед собой цель истребить интеллигенцию азербайджанского народа, либо бросить их в тюрьмы и ссылки, тем самым оторвать народ от своих нравственных корней, превратить его в слепых исполнителей коммунистических догм. Известно, что самую большую угрозу для тех, кто выполнял данные "с верхов" жестокие "особые" поручения, представляют именно ученые, хорошо знающие историю, философию, язык, алфавит, культуру, психологию и менталитет своего народа, исследующие и пропагандирующие эти ценности среди своих соотечественников, а также писатели, поэты и драматурги, своими художественными произведениями, написанными на родном языке и в близких к народному духу формах, препятствовали ослаблению национального мышления. Поэтому неслучайно, что с ними обращались с невиданной жестокостью.
Среди мастеров слова и искусств, подвергавшихся в те годы репрессии, были многочисленные выдающиеся представители азербайджанской литературы и искусства, литературоведения и языкознания: великий драматург Гусейн Джавид, поэт с ярким талантом Микаил Мушфиг, видный прозаик и литературный критик Сеид Гусейн, автор первого (и последнего) гимна Азербайджанской Республики известный поэт Ахмед Джавад, плодотворно работающий писатель и ученый Юсиф Везир Чеменземинли, профессор филологии, ученый-полиглот Бекир Чобанзаде, ректор Бакинского Государственного Университета, писатель Таги Шахбази (Симург), Хадиджа ханум Гаибова, открывшая в Баку первую на Востоке консерваторию, видный ученый-теолог, Бакинский гази Мир Мухаммед Кязым ага, ученый-фольклорист Ганафи Зейналлы, самые видные исполнители трагических ролей на сцене Азербайджана Аббас Мирза Шарифзаде, Ульви Раджаб и многие другие... Вся эта творческая интеллигенция, за исключением Ю.В.Чеменземинли и Г.Джавида, скончавшихся в тюрьме и в ссылке, были расстреляны. Убийцы, не взирая на возраст своих жертв, их поспешно судили и казнили. Один из первых переводчиков святого Корана на азербайджанских язык, бакинский кази Мир Мухаммед Кязым Ага был расстрелян в 83 года, а М.Мушфиг - в 29 лет. Микаил Мушфиг (1908-1937) в сложных и противоречивых условиях общественного строя обогатил национальную поэзию такими бессмертными произведениями, как стихотворение "Оху, тар!" ("Спой, тар!"). Этому талантливому поэту было суждено заниматься творческой деятельностью всего в течение 10 лет, но его произведения, опубликованные за этот короткий срок, оставили глубокие следы в истории национальной литературы. Буйные чувства, романтический настрой, бросающий вызов времени, ритмический и четкий язык поэзии - вот основные черты его творчества, обеспечивающие высокую художественную ценность и долголетие.
В связи с глобальными событиями первых десятилетий ХХ столетия и общественными потрясениями, происходящими в регионе, в особенности после свержения Азербайджанской Демократической Республики, а также во время репрессий 30-х годов творческая интеллигенция Азербайджана неоднократно была подвержена политическим преследованиям. В поисках спасения и для продолжения литературной деятельности, как последний выход из создавшейся ситуации, они стали эмигрировать из страны. Многие наши соотечественники, попавшие в плен в годы войны против немецкого фашизма, были лишены возможности вернуться на Родину, и нашли убежище за границей. Они, а также их дети сегодня живут в Азии, Африке, Европе, Америке и даже в Австралии.
Нашу интеллигенцию - эмигрантов объединяет одна общая черта: в странах, где они поселены, достойно представили и пропагандировали азербайджанский национальный литературный и культурный менталитет, идеалы азербайджанства, неустанно старались держать в центре внимания властей и общественности горе и лишения Азербайджана, страдавшего в тисках советской империи. Азербайджанские эмигранты, часть из которых и сегодня продолжает творческую деятельность, создали весьма солидное литературное, научно-филологическое и публицистическое наследие. В их числе можно назвать Алибека Гусейнзаде, Ахмедбека Агаоглы, Мамеда Эмина Расулзаде, Мирзабалу Мамедзаде, Алимарданбека Топчубашова, Джейхуна Гаджибейли, Самеда Агаоглы, Ахмеда Джафароглы, Абдулвагаба Юрдсевара, Алмаза Илдырыма, Бенина (Уммулбану), Наги Шейхзаманлы, Мамед Садыга Арана, Гусейна Джамала Янара, Теймура Атешли, Мусу Зейема, Ибрагима Арслана, Али Азертекина и десятки других. После приобретения Азербайджаном государственной независимости в Баку в виде отдельных книг были изданы роман Уммулбану "Дни Кавказские", сборник стихов А.Илдырыма "Гара-дастан", монографии "Сиясети-фюрусет" (А.Гусейнзаде), "Азербайджанский поэт Низами" (М.Э.Расулзаде), рассказы Дж.Гаджибейли, публицистика М.Б.Мамедзаде. Издание этих книг является данью уважения их авторам.
Продолжавшееся в течение долгих лет зависимое положение литературы от жестких директив, неоднократное нарушение свободы слова, подчинение литературы государственной политике и другие негативные явления привели к определенному отчаянию в литературно-культурной жизни, застою и падению духом.
Однако в этот период появлялись такие талантливые мастера как Дж.Джаббарлы, М.Мушвиг, С.Вургун, О.Сарывелли, Р.Рза, которые в большинстве случаев эзоповым языком оказывали влияние на идеологические рамки, что в целом являлось фактом, противоречащим теории об обязательной зависимости литературы от общественно-политических условий. Серия «восточных стихов», написанных Сулейманом Рустамом (1906-1989), в свое время приступившим к деятельности под идеологией общества «Гызыл гялямляр» («Золотые ручки») как поэт-комсомолец, в духе патриотизма, стихотворение «Мать и почтальон», газели, воспевающие чистые чувства любви еще раз подтверждают этот факт. В те годы, когда газели в официальных кругах считались изжившимся, ограниченным жанром, газели выдающегося поэта Алиаги Вахида (1895-1965), богатые глубокой содержательностью, были увековечены именно любовью народа.
В этот период одним из известных мастеров слова, развившим жанр романа, в особенности, жанр исторического романа Азербайджанской литературы, был М.С.Ордубади (1872-1950). Его роман об Азербайджанском государстве Атабеков и нашем выдающемся мастере слова Низами Гянджеви, жившем в тот период «Меч и перо», а также роман «Туманный Тебриз», посвященный освободительному движению на юге по сей день сохранили свою историко-эстетическую значимость. Говоря о прозе этого периода необходимо отметить особые заслуги автора романов «Между двух огней» («В крови») Ю.В.Чеменземинли, автора эпопеи «Шамо» и романа «Сачлы» Сулеймана Рагимова (1900-1983), автора романа «Открытая книга» и лаконичных повестей Мир Джалала (1908-1978), автора эпопеи «Крепость дружбы» и романа «Склоны» Абульгасана Алекперзаде (1904-1986), автора романов «Наступит день» и «Парвана» Мирзы Ибрагимова (1911-1993).
Драматургия советского периода тесно связана с именами Гусейна Джавида, Сулеймана Сани Ахундова, Джафара Джаббарлы, Мирзы Ибрагимова, Самеда Вургуна, Сабита Рахмана, Энвера Мамедханлы, Ильяса Эфендиева, Шихали Гурбанова и др. Гусейн Джавид (1882-1941) - драматург и поэт, своим 30 летним творчеством обогативший литературу Азербайджана, как с точки зрения жанра, так и по содержанию. Его произведения широко разветвили мир тем нашей литературы, они принесли в нашу драматургию глобальные проблемы и глубоко мыслящие, чувствительные, эмоциональные, яркие характеры. Произведения «Мать», «Шейх Санан» и «Демон» заложили в нашей драматургической литературе основу жанра стихотворной трагедии. В советский период драматургическая деятельность литератора обогатилась пьесами «Пророк» (1922), «Хромой Тимур» (1925), «Князь» (1929), «Сеявуш» (1933), «Хаййам» (1935) и поэмой «Азер» (1923-1932).
Джафар Джаббарлы (1899-1934) был не только преемником, продолжателем национальной драматургии, основу которой заложил М.Ф.Ахундов, он, в то же время обогатил ее проблемами и героями произведений «Огтай Елоглу», «Невеста огня», «Севиль», «Алмас».
Самед Вургун (1906-1956) был одним из наиболее выдающихся поэтов-драматургов советского времени. Основными отличительными чертами его стихов и поэм являются: воспевание неповторимых красот азербайджанской природы, героической истории нашего народа; восприятие гуманистических ценностей во всей философской глубине и придание этим качествам романтических черт. Азербайджанская поэзия прошлого столетия во многом обязана за народный язык, образность и гармонию в первую очередь творчеству С.Вургуна, в особенности его эпическим поэмам "Айгюн", "Мугань", знаменитому стихотворению "Азербайджан", а также драмам в стихах "Вагиф" и "Инсан". Несмотря на всякие давления со стороны советского режима, его драма "Вагиф" сыграла в процессе национального самосознания азербайджанского народа весьма важную роль, значение которой можно сравнить разве что с оперой "Короглу" гениального композитора Узеира Гаджибекова.
Огромную роль в развитии азербайджанской поэтической мысли в советский период сыграли стихотворения и поэмы Расула Рзы (1910-1981), написанные в основном в свободном стиле. Творчество поэта-новатора Р.Рзы отличается философским лиризмом, живыми эмоциями и мышлением, оригинальными поэтическими образами. Его философские стихотворения из цикла "Рэнглер" ("Цвета"), лирические поэмы "Физули", "Гызылгюл олмаяйды" и др. являются лучшими образцами азербайджанской поэзии.
Одна из главных особенностей азербайджанской литературы советского периода состояла в том, что литература регулярно управлялась идеологическими органами, литературная деятельность направлялась директивами. В числе наиболее важных резолюций и решений, посвященных вопросам литературного творчества, можно назвать резолюцию ЦК РКП(б) "О политике партии в области художественной литературы" (1925), решение ЦК ВКП(б) "О реорганизации литературно-художественных организаций" (1932), решение ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград"" (1948), решение ЦК КП Азербайджана ("О состоянии азербайджанской советской литературы и мерах его улучшения" (1948), решение ЦК КПСС "О литературно-художественной критике" (1972) и ряд других политических директив. В частности, художественный метод социалистического реализма, установленный Первым Всесоюзным Съездом Советских Писателей, состоявшемся в 1934-ом году, практически связывал руки мастеров слова, заставляя их писать только в рамках определенных шаблонов. А после критики преувеличения, якобы оскорбления советского образа жизни в журналах "Звезда" и "Ленинград", наряду с литературой других народов СССР и в азербайджанской литературе стали появляться образцы, построенные на "бесконфликтности".
Велики творческие заслуги Ильяса Эфендиева (1914-1996) в обогащении азербайджанской прозы живыми, свежими художественными образами и яркими средствами выражения, в развитии лирико-психологического стиля нашей национальной драматургии. На базе 15 пьес, подаренных им нашей сцене в течение полувека ("Ты всегда со мной", "Погубленные дневники", "Песня осталась в горах", "В хрустальном дворце", "Хуршидбану Натаван" и др.) были поставлены спектакли, где созрело целое поколение актеров и режиссеров, появился настоящий "Театр Ильяса Эфендиева". В обогащении азербайджанской прозы новыми темами и героями имеют немалые заслуги такие писатели, как Али Велиев, Гусейн Ибрагимов, Гусейн Аббасзаде, Байрам Байрамов, Джамил Алибеков, Видади Бабанлы, Алавийя Бабаева, Сулейман Велиев, Азиза Ахмедова, Афган Аскеров, Гюльгусейн Гусейн оглы, Алибала Гаджизаде и др.
Начиная с 60-х годов, в результате некоторого потепления глобальной общественно-политической атмосферы, ослабления идеологических оков в СССР в сферу художественного творчества пришли молодые таланты, которые в своих произведениях стали критиковать существующий политический строй. Среди них были такие прозаики и поэты, как Иса Гусейнов, Мамед Араз, Сабир Ахмедов, Анар, Акрам Айлисли, Эльчин, Сабир Рустамханлы, Алекпер Салахзаде, Фарман Керимзаде и др. Особо следует отметить имя Исмаила Шыхлы (1919-1994), приступившего к художественному творчеству несколько ранее, и его роман "Кура неукротимая". Естественно, эти мастера, как и их предшественники, во многих случаях пользовались символами, эзоповым языком. Однако сам этот процесс уже приобрел неотвратимое направление и мог быть оценен как "начало конца". Переход к 60-м годам начался и продолжался при участии поколения, пришедшего в литературу в 40-50-е годы и еще раньше. С этой точки зрения, первыми образцами следует считать произведения поэта-новатора Расула Рзы (1910-1981), в особенности его поэма "Гызылгюл олмаяйды" и цикл стихов, известных под общей рубрикой "Рэнглер" ("Цвета"), а также произведения типа "Сары дана" ("Желтый теленок), "Кефли Искендер", "Я - земля". Роман "Подземные реки впадают в море" Мехти Гусейна (1909-1965), известного как видный прозаик, драматург и критик, также опирается на убедительное описание жизни на основе судеб художественных образов. Тем не менее, наиболее важным событием 60-90-х годов стал приход "60-х" в мир творчества. Именно после их прихода литература по своему духу и сущности превратилась в настоящую моральную оппозицию против тотального военного режима и стала активно участвовать в моральной подготовке сегодняшнего национально-освободительного и демократического движения.
Прежде всего, следует отметить, углубление взгляда "60-х" на человека, на его нравственный мир. Человек всегда составлял основу литературы. Поэтому неслучайно, что литературу возвышенно называют "человековедением". Однако наиболее важным моментом, привлекающим внимание, является включение со стороны "60-х" темы о человеке в литературу того времени как новую тему и новую проблему. В их произведениях художественный интерес авторов был направлен к личности, индивиду, в глубь, во внутрь морально-психологического мира наиболее простых, рядовых членов общества. В их повестях и рассказах время, нравственная действительность воспринимается не как "общественная система и общественный строй", а, прежде всего, как царство совести и этики, критерий морали и нравственности и превращались в предмет художественного анализа. Мышления и представления героев таких произведений абсолютно не соответствовали понятию и догме "советского человека" в литературе. Наиболее популярными героями литературы "60-х" были искатели истины с чистым сердцем, "чудачества" которых воспринимались как сумасшествие, необычные люди, не нашедшие свое место в жизни и поэтому часто ведущие бродячий образ жизни, но несмотря на это перед настоящими людьми и человеческими чувствами не могли удержать свое удивление. В романах и повестях на исторические темы народ, вынужденный отойти от своих национальных корней и традиций государственности, очень часто авторы обращаются к богатому героическому прошлому нашей истории, истории государственности Азербайджана, эти произведения отражали ностальгические мечты о свободе и независимости.
Начавшееся в литературе движение за свободу слова и мышление, свободомыслие, плюрализм, национальную независимость и общественную справедливость продолжалось в течение 70-90-х годов и в конечном итоге увенчалось осуществлением перспективных целей в результате достижения Азербайджаном политического суверенитета и государственной независимости.
Как бы в унисон с вышесказанными, в поэзии и драматургии Бахтияра Вагабзаде (1925), Наби Хазри (1924), Наримана Гасанзаде (1931) превалируют поучительные страницы истории народа и лирико-психологические размышления в этом фоне. Многие произведения этих поэтов, а также всегда отличающиеся своей актуальностью стихи Габиля, его же поэма "Насими", многие произведения Адиля Бабаева, Ислама Сафарли, Гусейна Арифа, Гасыма Гасымзаде, Алиаги Кюрчайлы являются ценными образцами нашей литературы.
В литературе этого времени заметно ощущается продолжение одной древней традиции - традиции создания образцов национальной культуры на языке других народов. Имран Касумов, Магсуд Ибрагимбеков, Рустам Ибрагимбеков, Чингиз Абдуллаев, Чингиз Гусейнов, Владимир Кафаров, Натиг Расулзаде, Алла Ахундова и др. азербайджанские писатели создают свои произведения на русском языке. Их произведения, многократно изданные в Баку, Москве и европейских странах представляют собой ценные образцы, обогащающие нашу национальную культуру, расширяющие сферу интереса к этой культуре.
Среди тех, кто подготовил художественную почву для нового этапа в развитии азербайджанской литературы и сам принимал активное участие в этом процессе, особо отличаются поэты Али Керим (1931-1969), Халил Рза (1932-1994), Джабир Новруз (1933-2002), Мамед Араз (1933-2004), Фикрет Годжа (1935), Фикрет Садыг (1930), Алекпер Салахзаде (1941), Иса Исмаилзаде (1941), Сабир Рустамханлы (1946), Фамил Мехти (1934-2002), Тофиг Байрам (1934-1991), Ариф Абдуллазаде (1940-2002), Гусейн Кюрдоглу (1934-2003), Ильяс Тапдыг (1934), Муса Ягуб (1937), Чингиз Алиоглу (1944), Нусрат Кесеменли (1946-2001), Залимхан Ягуб (1950), Рамиз Ровшан (1946) и др.
Акрам Айлисли (1937) является одним из первых азербайджанских писателей, реализовавших поиски нового образа национальной прозы в 60-е годы. В его лирической повести "Песни моей тетушки" ("Меним негмекар бибим") (1966), "Прикуринские леса", "Сказка хрустальной пепельницы" читатель становится свидетелем искреннего отношения автора к реальной жизни и людям.
Одним из талантливых представителей новой азербайджанской прозы является Анар (1938). Повесть "Аг лиман" ("Белая пристань") (1967) - один из первых оригинальных и удачных образцов прозы в творчестве Анара. Анар-писатель известен также как видный драматург и киносценарист. Его сценарии к историческим фильмам "Деде-Горгуд", "Аккорды долгой жизни", а также драмы "Летние дни города" и "Тахмина и Заур" являются образцами, обогатившими азербайджанскую литературу.
Представителем этого же литературного поколения является Эльчин (1943), отличающийся многосторонностью своего творчества. Его повести "Долча", "Первая любовь Балададаша", "Туман над Шушой", ряд рассказов, романы "Махмуд и Марьям", "Белый верблюд", "Смертный приговор", пьесы "Мой муж чокнутый", "Мой любимый безумец" поставили своего автора в одном ряду с наиболее выдающимися представителями современной азербайджанской литературы. Эльчин также является плодотворно работающим литературоведом и критиком. Он - автор научных монографий "Проблемы критики и литературы", "Классики и современники", "Поле притяжения".




 

0

7

Современная литература Южного Азербайджана

В первой четверти XIX столетия азербайджанские земли были распределены между Россией и Ираном. С этого времени на юге и севере Азербайджана, где исторически был пройден одинаковый путь литературного и культурного развития, литературные процессы стали приобретать отличительные особенности. Десятилетиями на юге Азербайджана не было образования и письма на азербайджанском языке. Естественно, развитие литературы на юге, по сравнению с севером, значительно отстало. В XX столетии Южный Азербайджан дважды, и оба раза лишь на короткие сроки, сумел завоевать национальную свободу. Именно в эти периоды литературно-культурная жизнь Южного Азербайджана начинает стремительно развиваться, а затем вновь на длительный срок становится жертвой реакционного персидского шовинизма. Один из таких краткосрочных этапов возрождения был осуществлен в 1918-1920 гг. под руководством Шейха Мухаммеда Хиябани, а второй - 1945-1946 гг. под руководством Сеида Джафара Пишевари. В те годы в Южном Азербайджане издавались книги и учебники на родном языке, в национальной прессе возросло число литературных образцов, написанных в основном в духе патриотизма. Юные таланты, впервые взявшие в руки перо в середине 40-х годов прошлого столетия, только спустя более 30 лет - после победы исламской революции нашли возможность продолжить свое творчество на страницах журнала "Варлыг", издаваемого на азербайджанском языке. Среди мастеров слова из Южного Азербайджана можно назвать таких писателей и поэтов как Хаммал, Керими, Нитги, Бирийа, Шейда, Сонмез, Сехенд, Сахир, Охтай, Савалан, Ферзане, части которых уже нет в живых, а другие и по сей день продолжают свое творчество. Следует отметить исключительно важную роль журнала "Варлыг", основанного выдающимся ученым и общественным деятелем Азербайджана Джавадом Хейетом, издававшемся в течение более 20 лет.
Говоря о литературе Южного Азербайджана, среди многочисленных представителей этой литературы необходимо обратить внимание на особое место и роли Мамедгусейна Шахрияра (1904-1988). Шахрияр, получивший среднее и высшее образование на персидском языке, приступил к художественному творчеству под влиянием произведений великого Низами Гянджеви, Хафиза Ширази, Сеида Азима Ширвани и вскоре был признан как один из выдающихся представителей современной иранской и азербайджанской поэзии. Мастерство Шахрияра отличается преимущественным местом общественной лирики и раскрытием болезненных проблем современного мира. Его крупнейшее произведение на азербайджанском языке - поэма "Гейдарбабая салам" ("Приветствие Гейдарбабе"). Под впечатлениями этой поэмы были написаны десятки произведений не только в Южном, но и в Северном Азербайджане, а также в Турции. В настоящее время литературный процесс в Южном Азербайджане постепенно развивается, а такие мастера как Балаш Азероглу, Али Туде, Медина Гюльгюн, Окима Биллури, Сохраб Тахир, по воле судьбы продолжающие свое творчество в Северном Азербайджане, ценными образцами своего творчества обогатили азербайджанскую литературу по обе стороны границы.

0

8

Литература в независимой Азербайджанской Республике

После приобретения Азербайджаном государственной независимости и принятия его в сообщество мировых государств в качестве полноправного члена, азербайджанскую литературу больше всего занимают такие вопросы, как возвращение азербайджанских земель, захваченных агрессором - Арменией; жизнь народа на уровне развитых сообществ; воспитание молодого поколения в духе патриотизма; пропаганда дружеских и культурных связей азербайджанского народа с народами стран ближнего и дальнего зарубежья, человеколюбие и общественная справедливость, дальнейшее развитие столетиями пропагандируемых и воспеваемых классиками общечеловеческих идей в новых условиях глобализации. Обладатели художественного мышления, освободившиеся от всяких идеологических запретов и не видящие какого-либо основания для противостояния в этой сфере, обуславливают развитие литературы теоретико-эстетическим соперничеством. С этой точки зрения, следует отметить, что в азербайджанской литературе последнего периода наблюдаются постмодернистские тенденции. Вместе с тем, основные тенденции развития азербайджанской литературы исходят из воспевания идеологии азербайджанства. В конце ХХ - начале XXI столетия огромное значение в оживлении литературного процесса, приходе новых талантливых авторов в мир творчества имело специальное постановление азербайджанского правительства о регулярном финансировании из государственного бюджета страны таких литературных органов, как журналы "Азербайджан", "Литературный Азербайджан", "Улдуз", "Гобустан" и газета "Эдебийят газети" (Литературная газета). Следует отметить, что в свое время из-за материальных трудностей эти органы выходили на свет со значительными перерывами и даже оказались под угрозой закрытия.
Восстановление государственной независимости стало знаменательным еще тем, что в сфере оценки азербайджанского классического наследия по новым критериям произошел ряд важных событий. По личной инициативе и под непосредственным руководством нашего общенационального лидера Гейдара Алиева были широко отмечены 1300-летие эпоса "Китаби Деде Горгуд", 500-летие Мухаммеда Физули. Участие глав ряда государств мира на форумах, проведенных по случаю каждого из этих двух мероприятий, превратило эти форумы в яркое торжество литературы, нравственности и всей культуры в свободном и независимом Азербайджане. 500-летний юбилей Физули был широко отмечен не только в Азербайджане, но и в Турции, Иране, Ираке, России, Узбекистане, Китае и во многих других странах. Эти мероприятия также стали новым толчком развитию науки литературоведения в Азербайджане. Вышли в свет научно-критический текст и популярные издания "Китаби Деде Горгуд", появились новые монографические исследования об этом величественном Огуз-наме. Было издано полное собрание сочинений Физули в шести томах. Поклонникам таланта этого великого мастера был представлен новый цикл фундаментальных исследований, посвященных его жизни и творчеству. В этом деле неопровержимо большую заслугу имеют также ученые, трудящиеся в Национальной Академии Наук Азербайджана, в том числе в Институте Литературы им. Низами.
В 2004-ом году Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев издал распоряжение о переиздании лучших образцов азербайджанской литературы массовым тиражом на латинской графике и создании Азербайджанской Национальной Энциклопедии. Осуществляемые в этой связи широкомасштабные мероприятия одновременно являются серьезной гарантией развития и достижения новых успехов азербайджанской литературы и науки литературоведения.

0

9

Классики азербайджанской литературы

Маниса Хатун Мехсети Гянджеви
(1098-1188)
Маниса Хатун Мехсети Гянджеви, являющаяся одной из основателей новой поэтической школы и нового поэтического жанра в азербайджанской литературе XII века, относится к числу мастеров слова, имеющих важную роль в создании и развитии гуманистического течения в нашей литературе. Об этой поэтессе существуют довольно противоречивые мнения. Она также является одной из героинь эпоса "Амир Ахмед и Мехсети", имеющегося в четырех экземплярах. При жизни Мехсети ее произведения были переписаны и собраны в виде Дивана. По преданию, Диван поэтессы существовал до начала ХV века, а в конце XV века, во время захвата города Герата Абдуллой хан Узбеком диван поэтессы пропал. В одном из своих рубаи Мехсети утверждает, что она испытала свое перо не только в деле создания прекрасных рубаи, она писала также в жанрах "гезель" и "кыта". К сожалению, Диван поэтессы считается пропавшим и ее стихотворения, состоящие в основном из рубаи, собраны из различных историко-литературных источников, из дастана "Амир Ахмед и Мехсети".
Парадоксально, но факт: несмотря на то, что об этой поэтессе сообщаются в источниках, относящихся ко времени ее жизни и творчества, выдающийся русский ученый Е.Э.Бертельс пришел к выводу о том, что якобы эта поэтесса была лишь героиней дастана, а в реальной истории не было такой поэтессы. В то же время, судя по введению поэмы "Хосров и Ширин" выдающегося поэта Низами, в разделе, посвященном сельджукскому султану Тогрулу II, и по одному из рассказов из произведения "Илахи-наме" выдающегося суфийского поэта Фариддадина Эттара, современника Мехсети, смело можно утверждать, что это - реальная историческая личность.
Впервые о Мехсети писал Мир Аббас Мирбагирзаде в 20-30-ые годы XX столетия. Автор, исходя из того, что в дастане "Амир Ахмед и Мехсети" Мехсети описывается в 20 лет, а также из того, что она была приближенной двора султана Махмуда Сельджуги (1117-1132), приходит к выводу, что поэтесса родилась в 491 году хиджры (1097-1098). Иранские авторы также, говоря о Мехсети, в качестве даты ее рождения называют именно эти цифры. В 1984-ом году азербайджанские исследователи творчества Мехсети в произведении немецкого ученого Фритца Мейера "Красавица Мехсети" нашли след и комментируя один из рубаи, где приведена дата рождения поэтессы, засвидетельствовали правильность этой даты. Статья под заглавием "Даты рождения и смерти Мехсети" опубликована в "Докладах" НАН Азербайджана. До сих пор о Мехсети писали более 200 авторов и исследователей. Назовем некоторые из них:
1) Шахаб Тахири (Иран) впервые собрал рубаи, кыта и гезели Мехсети из разных источников и в 1957-ом году составил первый Диван поэтессы, состоящий примерно из 200 стихотворных отрывков.
2) Немецкий ученый Фритц Мейер в 1963-ем году опубликовал монографию "Красавица Мехсети". В этой монографии, являющейся результатом 20-летнего труда ученого, собраны 257 рубаи и около 30 стихотворных отрывков, принадлежащих перу Мехсети.
3) В заключительной части труда азербайджанского ученого, профессора, доктора филологических наук Халила Юсифова "Мехсети Гянджеви", приведены около 190 рубаи Мехсети в переводе на азербайджанский язык, выполненного автором этого труда в форме аруза.
4) Рафаель Гусейнов опубликовал научно-публицистическую монографию "Мехсети, какая она есть".
Мехсети писала свои стихи на персидском языке, который был очень в моде в те времена. Рубаи Мехсети заимствованные из дастана "Амир Ахмед и Мехсети", до сих пор 11 раз переведены на азербайджанский язык в слоговом измерении. Кроме того, рубаи Мехсети были переведены также на русский, английский, немецкий, французский и итальянский языки.

Хагани Ширвани
(1126-1199)
Имя этого поэта Ибрагим, отчество - Али. В средневековых источниках его представляют следующим образом: Абу Бадиль Афзаладдин Ибрагим ибн Али Наджар ибн Осман ибн Ибрагим Хагаиги Хассанул-Эджем Хагани Ширвани. В этом составном имени слова "Хагаиги", "Хассанул Эджем" и "Хагани" являются псевдонимами поэта, Афзаладдин - его прозвище, Абу Бадиль - кунья, а слово "Ширвани" указывает на место, уроженцем которого был поэт.
Хагани родился в 1126-ом году в Шемахе. Начальное образование получил у своего дяди и в это время проявил огромный интерес к разным наукам своего времени. Начиная с юных лет, Хагани проявляет высокий поэтический талант, за что его приглашают во дворец Ширваншахов и там он завоевывает огромную славу. Однако вскоре поэт становится жертвой дворцовых интриг и усилиями своих недоброжелателей его арестуют. В дальнейшем Хагани путешествовал по странам Ближнего Востока и свои впечатления от этих поездок описал в поэтических произведениях. Последние годы жизни поэта прошли в Тебризе. Хагани умер в 1199-ом году и похоронен в Тебризе.
Богатое литературное наследие Хагани состоит из дивана лирических стихов объемом в 17 тысяч бейтов, поэмы "Тохфатул-Ирагейн", а также из 60 писем, представляющих собою интересные образцы художественной прозы. Стихи в диване Хагани написаны в жанрах касыда, гезел, медхийя, мерсийя, рубаи и в других жанрах. К числу его произведений общественно-философского содержания относятся касыды "Шиниййе" и "Медаинские руины", стихотворения под общим заголовком "Хебсийе" и поэма "Тохфатул-Ирагейн".
Хотя Хагани писал свои произведения на персидском и арабском языках, по ряду новшеств и литературно-художественных особенностей он представлял азербайджанскую поэтическую школу.
Многие выдающиеся поэты Востока писали свои произведения под влиянием творчества Хагани. Изучением художественного наследия этого поэта занимались исследователи из Азербайджана, Ирана, России, Индии, Пакистана и Западной Европы. Особо ценные работы по изучению жизни и творчества поэта выполнены азербайджанскими учеными - академиком Гамидом Араслы, Гафаром Кяндли-Херисчи и Мамедагой Султановым.
Часть поэтических произведений Хагани переведены на азербайджанский язык поэтами М.Рагимом, А.Вахидом, М.Мубаризом и другими.

Низами Гянджеви
(1140-1209)
Ильяс Юсиф оглу Низами - выдающийся мастер слова, созревший в XII веке на базе культуры Азербайджанского Ренессанса, один из великих мыслителей- философов. Он родился в древнем городе Гяндже, расположенном на знаменитом Шелковом пути, где сочетались восточные и западные культуры. Годы учебы и творчества поэта прошли в этом городе. В Гяндже, который с XI века был центральным городом государства Арран, развивалась городская культура. В этом городе был расположен государственный дворец, здесь функционировали медресе, медицинские и научные учреждения, преподавались такие науки как литература, история, философия, нуджум (астрономия), фикх и религиозные науки. Первые биографические сведения о литературной личности Низами были записаны спустя три столетия после смерти поэта. Следовательно, достоверные сведения о его возрасте, точной дате смерти, поездках, родителях и родственниках отсутствуют. Все что сказано по этому поводу - лишь предположения ученых. Сам Низами не назвал своего отца, деда и мать.
Как и другие предшественники и современники, Низами тоже начал свое художественное творчество с написания газелей и касыде. Однако этот путь его не устраивал, и он всерьез увлекся эпическим творчеством в жанре роман-сказание (эпос), который начал развиваться после XI века - со времен Фирдоуси. Первой пробой его сил в этом направлении было произведение "Махзануль-Асрар" ("Сокровищница тайн"). Это произведение, написанное поэтом, когда ему вскоре должно было исполняться 40 лет, является одним из оригинальных образцов эпического жанра "месневи". В этом произведении, наряду с повествованиями и сюжетами сказание, привлекает внимание также их художественная ценность. Рассказы и эпосы отражают в себе основные признаки эпичности - в особенности художественного языка, специфические формы выражения и содержание. Месневи состоит из 13 сказаний и 7 рассказов. Как правило, сказаниям и рассказам предшествуют "мегалаты", служащие словесному раскрытию философских и нравственных значений и символов, их художественному изложению.
Произведение "Сокровищница тайн" начинается с вводной части, содержащей "товхи" и "минаджат", восхваление пророка и описание его "мераджа". Здесь объясняются признаки и высокие качества Аллаха, его единство, мысли о том, что именно Он является создателем, изобретателем и началом всего на Земле, о том, что он назначил Мухаммеда своим посланником (пророком), через него послал святую книгу мусульман "Коран" и другие вопросы. Эти вводные замечания тесно связаны с художественными отрывками как по смыслу, так и по содержанию. В них неоднократно упоминаются аяты из Корана, и, следовательно, "Сокровищница тайн" является целостным исламско-художественным произведением о Вселенной, о совершенном человеке и совершенном обществе.
Второе произведение Низами "Хосров и Ширин" было написано в 1180-ом году и посвящено правителю Азербайджана Джахану Пехлевану. Хотя тема этого произведения взята из доисламской истории Ирана, поэт описывает события несколько отлично от Фирдоуси. Как и другие произведения, входящие в "Хэмсе", поэма "Хосров и Ширин" также начинается с разделов "минаджат", восхваления пророка и описания его мераджа, обращения к падишаху. В разделе о причине написания этой книги, поэт, объясняя философский смысл любви, составляющей основу этого произведения, называет ее космической любовью и пишет: "У создателя нет другого алтаря, кроме любви..., мир состоит целиком из любви (мир полон любви)". По его мнению, "...если любовь проникнет в сердце камня, камень превратится в драгоценность. Если бы у магнита не было любви, как он мог бы притягивать к себе железо? - вопрошает Низами. На примере этой земной, действительной любви между Хосровом и Ширин, поэт желал добиться мира и любви между Тураном и Ираном. Низами описывает Ширин как Туранская принцесса из племени Афрасияба. Это был тонкий намек на то, что государство Атабеков должно добиться перемирия с этим племенем.
В этом произведении Низами пытается решить общественно-политические вопросы с помощью любви и нравственной эволюции. Однако сладострастный образ жизни Хосрова мешает претворению этой идеи в жизнь. Как бы в подтверждение поговорки "Сыном огня бывает пепел", Хосров погибает из-за предательства своего сына Шируйя. Поэт, философски обобщая это событие, намекает на круговорот природной жизни и говорит: "Узнай себя, чтобы ты мог бы узнать истину путем ее осмысления. Если ты сам себя узнаешь, не обращай внимания на отдаленность Всевышнего, Он предстанет перед тобой словно как зеркало. Ты являешься совокупностью двух миров". Низами утверждает, что хотя и плоть человека создана из четырех элементов, он должен отойти от отдельных качеств и противоречий этих четырех элементов. С этой целью поэт приводит многочисленные примеры природных событий и утверждает, что человек должен стремиться не к телесным наслаждениям, а нравственно-умственной эволюции.
В этом своем произведении Низами как ученый-естествоиспытатель пытается решить вопросы общественной жизни посредством философии природы. "Хосров и Ширин" обладает оригинальными качествами и с точки зрения литературно-художественного строения и языково-стилистических особенностей. В этом произведении Хосров и Ширин ведут диалог, а Бербет и Некиса поют прекрасные гезели в сопровождении музыкальных мелодий. Это свидетельствует о том, что философия жизни проявляется в единстве музыки и поэзии.
Тема произведения "Лейли и Меджнун", написанного в 1188-ом году по заказу Ширваншаха Ахситана, взята из доисламского арабского фольклора. В центре сюжета Низами попытался описать природу Аравии и образ жизни бедуинов, одновременно описать процесс новой эволюции платонической любви в жизни племени узри во времена ислама. Центр перевода и исследований, учрежденный в VIII веке в городе Багдаде занимался изучением античных и древнегреческих литературно-философских произведений. В IX-X вв. сотрудники этого центра (раби) поинтересовались любовными приключениями Меджнуна и Лейли и стали собирать легенды о них. Процесс исламизации также произошел в этот период. В то время как после установления исламской религии общественная мораль считала оскорбительным и недопустимым огласку любви с помощью гезелей, он отвергает всякое ограничение божественной любви в жизни племени узри. В исламе это явление воспринимается как безумство. Низами, выступая с позиции философии возрождения, разъясняет любовь как основный закон природы и утверждает, что воспротивиться этой любви невозможно. Меджнун видит, что любовь существует и в Каабе, и в пустыне, и на небесах и обращаясь к ним призывает их стать покровителями его любви. Естественная любовь Меджнуна не может перешагнуть через препятствия обычаев и традиций его племени и потому остается безответной. В произведении обращается особое внимание на резкие противоречия между новизной, жизнью и мышлением нового времени - периодом возрождения и невежеством. Это явление весьма характерно для первых этапов возрождения.
Во введении к этой поэме Низами категорически возражает Ахситану, который рекомендовал поэту украшать это произведение жемчужинами из арабского и персидского языка, оставить в стороне выражения, присущие тюркскому языку и называет Лейли и Меджнуна тюрко-язычными тюрками, проживающими среди арабов. Несомненно, эти идеи были характерными особенностями азербайджанского Ренессанса в XII веке.
Поэма Низами "Хафт Пейкер" ("Семь красавиц"), написанная в 1197-ом году и посвященная марагинскому правителю Агсунгуру Кёрпе Арслан, как и "Лейли и Меджнун", является произведением Ренессанса, сюжет которого взят из истории династии Сасанидов. Содержание этого произведения построено на вопросах любви, социальной жизни и государственности, в которых синтезируются художественно-философские культуры античной Мидии и Греции в период исламского Ренессанса в VIII-Х вв. В этом произведении, как и в поэмах "Хосров и Ширин" и "Лейли и Меджнун", любовь носит космогонический характер. Такая любовь, по самой своей природе, устраняет противоречия между сторонами и создает мир и равенство. В поэме "Семь красавиц" космический миф воссоздается на Земле на модели семи куполов, каждый из этих куполов, по своей окраске и особенностям представляющий семь планет, уподобляется специфике и функциям внутренних и внешних органов человека. Тем самым, раскрываются нравственные красоты и недостатки человека. Согласно этой концепции, человек воспринимается как единство чувственных (материальных) и умственных (нравственно-духовных или умственно-корыстных) миров. В поэме "Семь красавиц" ощущается сильное влияние произведения Фараби "Город разумных людей". В обоих произведениях тело человека уподобляется городу, стране. В этом произведении Низами нашла свое художественное отражение концепция античной зороастрийской и греческой натуральной философии.
Поэма "Искендернаме" написана предположительно в 1200-1203-ем гг. Поэт по собственному желанию посвятил это произведение горячо любимому им Нусратдину Абу-Бакру. Тема этого произведения взята из истории Ирано-греческих войн, что является главной особенностью Восточного Ренессанса.
В этом произведении цель Низами заключается не в описании подробностей войн, а, скорее всего - в ознакомлении греков с культурой Востока и таким образом, синтезе этих двух культур. После того, как Искендер предал огню иранские "тешкедеры", он, по настоянию служащих при нем философов, направил тексты эпоса "Авеста", написанные на коже, в Грецию и рекомендовал перевести и изучить эти тексты. Сами греческие ученые тоже подтверждают, что античные греческие ученые изучали теорию натуральной философии мугов и одобряли эти теории. По словам Низами, Искендер рассматривает как чудеса жизни реальные события, связанные с культурами и сообществами, которых он у себя на Родине не видел. По пути он сталкивается с культурами разных народов и стран, знакомится с учениями индийских чарбаков, а при возвращении на север оказывается в алмазном озере, где его солдаты собирают целые мешки алмазов и уносят их с собой. Наиболее значительным культурным событием, описываемым в этом произведении, является прибытие Искендера в страну, где нет властителей. Увидев жизнь людей, проживающих в этой стране, ознакомившись с их образом мышления, способами общественного правления, опирающегося на разум и равенство, Искендер крайне удивляется. Наконец, Искендер узнает, что где-то на севере, в царстве мрака существует живая вода и он отправляется в путь в поисках ее. Вообще, поиск секретов вечной жизни присущ самым древним культурам, в том числе шумерским эпосам. Герои шумерского эпоса также ведут поиск средства бессмертия на Востоке, предположительно на Каспии или в одном из островов на озере Урмия. Секрет этого средства известен только одному человеку - Уминанитдину, проживающему на этом острове. Согласно зороастрийским традициям лекарством бессмертия является растение под названием "Хойм".
Искендер вместе с пророком Хызыр отправляется в царство темноты. Искендер заблуждается, а Хызыр находит живую воду, пьет ее и сообщает об этом Искендеру. Таким образом, Искендер возвышается до пророчества, являющегося вершиной умственной эволюции, не в Греции, а благодаря восточным культурам, восточному научно-философскому мировоззрению, с которыми он ознакомился в период путешествий на Восток. С этой точки зрения, "Искендернаме" является последним совершенным произведением Ренессанса в художественно-философском творчестве Низами.

Мирза Шафи Вазех
(1794-1852)
Мирза Шафи Вазех является одним из выдающихся представителей азербайджанской литературы первой половины XIX столетия. Он родился в 1794-ом году в городе Гяндже в семье мелкого ремесленника - каменщика. В этом городе Шафи получил религиозное образование в медресе, в совершенстве освоил арабский и персидский языки, ознакомился с произведениями известных поэтов- классиков. В начале 30-х годов XIX столетия Мирза Шафи преподавал в Гянджинском медресе, где в основном занимался обучением детей письму в стиле "нестелиг". Обладая замечательным художественным талантом, Мирза Шафи с юных лет приступил к художественному творчеству и стал писать стихи под этим псевдонимом "Вазех". Он глубоко освоил идейно-художественные достоинства наследия классических восточных поэтов.
В 1840-ом году Мирза Шафи переехал в город Тифлис, где стал учителем азербайджанского языка в губернской начальной школе. В 1846-ом году он вернулся в Гянджу и стал преподавать во вновь открывшейся школе. Через четыре года он вновь вернулся в Тифлис и стал преподавателем азербайджанского и персидского языков в Тифлисской аристократической гимназии.
Мирза Шафи умер в 1852-ом году и похоронен в Тифлисском мусульманском кладбище.
В 1844-ом году Вазех организовал в Тифлисе литературный меджлис по названием "Дивани-хикмет". Выдающиеся азербайджанские поэты Аббасгулу Ага Бакиханов, Мирза Фатали Ахундов и другие, которые в те годы проживали и служили в Тифлисе, принимали активное участие в работе этого меджлиса. В это же время в Тифлисской аристократической гимназии преподавал немецкий поэт и переводчик Фридрих Боденштед. Он познакомился с Мирзой Шафи, учился у него персидскому языку и стал одним из активных членов его меджлиса. В 1846-ом году Боденштед вернулся в Германию. При этом он взял с собой рукописный диван стихов Мирзы Шафи Вазеха и перевел его стихи на немецкий зык. Часть этих произведений была опубликована в книге "Тысяча и одна ночь", изданной в 1848-ом году, а в 1851-ом году он в полном объеме опубликовал эти стихи в виде книги "Песни Мирзы Шафи". Вскоре стихи Вазеха были широко распространены во всей Германии и немецкие читатели были восхищены им. Впоследствии стихи Мирзы Шафи были переведены и изданы на французском английском, русском и других языках, а их автор завоевал мировую славу великого поэта.
Мирза Шафи Вазех, начиная с юных лет и до конца своей жизни последовательно занимался художественным творчеством. Под влиянием произведений выдающихся представителей классической восточной поэзии, в частности Хафиза, Саади, Руми и Физули он писал стихотворения, отличающиеся высокими идейно-художественными достоинствами в жанрах гезел, мухаммес, рубаи, кыта и стихи-подражания. Он оставил ценное творческое наследие, но к сожалению, лишь незначительная часть его стихов дошла до нас. Большую часть его творческого наследия составляют переводы на немецкий язык.
Стихи Мирзы Шафи Вазеха по своему тематическому и идейному содержанию достаточно разнообразны. Их значительная часть посвящена теме любви. В них воспеваются чувства и страдания любящего юноши, описываются его радости и переживания по поводу своей любви. В этих лирических стихотворениях заметно ощущается оптимистическое отношение поэта к жизни, а некоторая часть лирических стихов Вазеха посвящена мотивам божественной любви, религиозно-мистическим идеям и восточному пантеизму.
У Вазеха есть и сатирические стихи. В них поэт критикует общественные недостатки феодального строя, чрезмерный религиозный фанатизм, лицемерных представителей духовенства, которые пользуются религией для своих корыстных интересов.
 

0

10

Изобразительное искусство

Самые древние образцы материальной культуры, обнаруженные на территории Азербайджана, относятся к 8-му тысячелетию до н.э. Для населенных пунктов расположенных в Азербайджане характерными были древние мегалитические памятники, менгиры, дольмены, пещеры, оборонительные сооружения, курганы, металлические орудия, гончарное дело и ювелирное искусство. На монументальных наскальных рисунках нашли свое отражение культура и эстетическое представление нашего народа. Азыхская пещера (длина 215-220 метров) недалеко от города Физули свидетельствует о том, что Азербайджан был одним из древнейших в мире поселений человека.

Среди древнейших образцов изобразительного искусства имеет исключительно важное значение наскальные рисунки Гобустана, относящиеся к VII-V до н.э., рисунки в горах Айычынгыллы и Перичынгыл вокруг озера Залха на территории нынешнего Кялбяджарского района относящиеся к началу бронзового периода (3-е тысячелетие до н.э.), наскальные изображения в горах Гемигая, расположенных севернее от города Ордубада. На рисунках, изображенных на скалах Гобустана "Беюкдаш", "Кичикдаш", "Джингирдаг", "Шенгардаг" и другие, вызывают особый интерес изображения связанные с образом жизни, быта и труда проживавшего там древнего человека. Здесь в динамической форме представлены различные сцены и сюжеты, связанные с охотой, животноводством, земледелием и другими отраслями быта, а также изображения людей и животных.

Гобустанские наскальные рисунки - пиктограммы охватывают многовековой, длительный исторический период, начиная с первобытнообщинного строя и до эпохи феодализма. Важное место среди древних образцов изобразительного искусства занимают декоративные узоры, рисунки, выпуклости (рельефные изображения), и скульптуры, украшающие изделия гончарного дела каменные и металлические изделия. Шаровидный сосуд (село Шахтахты Нахчыванской АР), фигурка двуглавого оленя (село Доланлар Ходжавендского района), бронзовая посуда, на которой изображены пять фантастических животных (Гедабек), золотое ожерелье в виде полумесяца (Зивие), золотая пиала (курган Гасанлы недалеко от озера Урмия), керамические посуды, найденные в Мильской и Карабахской степях, особо отличаются своей нежностью и художественным совершенством (VII-VII века до н.э.). Образцы изделий из художественного стекла разного типа и формы, найденные Мингячевире и в Шамахе - декоративные посуды, пиалы, женские украшения свидетельствуют о том что в Азербайджане существовало также производство стекла. Образцы гравюры и скульптуры были весьма широко распространены в искусстве Албанского (Кавказского) периода.

На поверхности каменной капители Мингячевирского храма (V-VI веках) обнаружено выпуклое изображение двух павлинов, стоящих лицом к лицу слева и справа от священного дерева вечной жизни, являются одним из наиболее совершенных образцов скульптуры Албанского (Кавказского) периода. Пластические формы также часто встречаются в оформлении художественных металлических изделий (торевтика).

На серебряных пиалах, бронзовых сосудах для воды, найденных в Мингячевире, Торпаггале и в других местах археологических раскопок даны изображения оленей, львов, павлинов и овальные изображения. В образцах овальной и выпуклой структуры, относящихся к этому времени (изготовленных из бронзы и камня) чаще встречаются изображения людей и животных сцены, связанные с бытом, охотой и религиозными церемониями. Начиная с VII столетия, в связи с распространением Исламской религии в древних исторических городах Азербайджана - Габале, в Нахчыване, в Шемахе, в Баку, в Барде, в Гяндже, в Бейлагане, в Тебризе, в Мараге и Ардебиле стали возводить архитектурные комплексы, дворцы, замки, мечети и мавзолеи. В декоративном оформлении этих зданий широко использованы элементы каллиграфии - эпитафии, орнаменты, кафель и барельефы.

На зданиях, принадлежащих Ширван-Абшеронской школе архитектуры главное место занимает образцы искусства резьбы на камне, геометрические и растительные узоры, а на декоративных украшениях зданий, представляющих Нахчыванскую школу архитектуры - орнаментальные мотивы, состоящие из окрещенного кирпича и кафель.

Среди наиболее известных образцов скульптурного искусства решающую роль в декоративном оформлении зданий сыграли надписи и выпуклые изображения на архитектурном памятнике Ширваншахов под именем "Баильский замок" или "Сабаиль", построенный в XII веке в Бакинском порту. На Баиловских камнях наряду с надписями привлекает внимание изображение людей и животных (тигр, верблюд, лошадь, бык, птица), сделанные в стиле глубокой резьбы. Баиловские камни, несущие характер фриза, в свое время составляли декоративный элемент величественного архитектурного памятника, расположенного на суше.

В средние века Азербайджанское изобразительное искусство составляло органическое единство с декоративно-прикладным искусством. Об этом свидетельствует тот факт что на образцах керамических изделий найденных в Гяндже, в Бейлагане и других городах, наряду с растительными и геометрическими орнаментами. Изображен также рыцарь, стреляющий из лука в птицу или зверя с острыми когтями. В это время культура Азербайджанского Ренессанса была тесно связана с творчеством Низами Гянджеви который в своих поэмах создал образы зодчих, скульпторов, граверов и художников (Фархад, Шапур, Симнар).

0

11

Музыка

Богатое музыкальное искусство Азербайджана имеет многовековую историю развития. Первые сведения об этой музыке получены из ряда исторических памятников, обнаруженных при археологических раскопках, наскальных рисунков Гобустана (XVIII-III тысячелетия до н.э.) и Геми-Гая (III - I тысячелетия до н.э.). В эпосе "Китаби Деде Горгуд" (VII век), в произведениях Низами и Физули содержится богатая информация о музыкальной жизни средневековья, музыкальных жанрах и инструментах. В трактатах известных азербайджанских ученых Сафиаддина Урмеви (XIII век), Абдулгадира Марагаи (XIV век), Мирзабека (XVIII век), Мир Мохсуна Навваба (XIX век) приведены сведения о высоком уровне развития музыкальной культуры и исполнительского искусства в период средневековья, изучены теоретические проблемы Азербайджанской музыки.

В эпосе "Китаби Деде Горгуд", являющимся первым письменным литературным памятником азербайджанского народа, упоминаются названия различных музыкальных инструментов, приведены целые фрагменты, связанные с музыкой, наглядно свидетельствующие о древней истории нашей музыки.

Первый письменный музыкальный трактат относится к XIII столетию. Развитие музыкально-теоретического мышления Ближнего и Среднего Востока в XIII-XV веках связано с именами двух выдающихся ученых и музыкантов Азербайджана - Сафиаддина Урмеви (1217-1294) и Абдулгадира Марагаи (1353-1435). Трактаты Урмеви "Китаб аль-Адвар" и "Шерефийя" заложили основу науки о музыке в Азербайджане и создали почву для ее дальнейшего развития. Урмеви вошел в музыкальную науку как основатель школы "системности" и основоположник табулатур. Созданная им музыкальная система, нотная таблица были наиболее совершенной нотной системой и табулатурой того времени.

В трактатах, созданных после Марагаи, уже не был поставлен ряд сложных теоретических проблем, составляющих основу музыкальной теории, а частично поставленные проблемы были повторением ранее обсужденных проблем в различных вариантах. Главная же ценность этих трактатов заключалась в их практической пользе. Примерами трактатов, относящихся к этому времени можно назвать трактат младшего сына Марагаи Абдулазиза Челеби "Негаветил Адвар" и трактат его сына Махмуда Челеби "Мегасид аль-Адвар".

В начале XVII столетия в Южном Азербайджане был создан замечательный трактат Мирзабека "О музыке".

С конца XIX столетия в ряде городов Азербайджана организуются музыкальные меджлисы, общества, кружки (меджлис под руководством Махмуда Аги в Шемахе, меджлисы под руководством Харрата Гулу Магомед оглу и Мир Мохсуна Навваба в Шуше, меджлис под руководством Мешади Мелика Мансурова в Баку). В 80-е годы XIX столетия М.М.Навваб вместе с известным ханенде Гаджи Гуси учредил "Меджлис музыкантов", где обсуждались эстетические проблемы музыки, вопросы исполнительства и искусство мугама. В этом меджлисе принимали активное участие известные ханенде и сазенде - Мешади Джамиль Амиров, Ислам Абдуллаев, Сеид Шушинский, Садыхджан и др. Ученик Харрата Гулу Гаджи Гуси был одним из выдающихся представителей шушинской школы вокального искусства. Гаджи Гуси был знатоком мугамов, музыковедом и ученым, совершенствовал ряд мугамов, сам создал новые мугамы. Мирза Садыг Асад оглу (Садыгджан) был великим таристом XIX столетия. Именно он реконструировал прежний тар и стал создателем современного тара. Продолжателями этой школы были Мешади Зейнал, Мешади Джамиль Амиров, Ширин Ахундов, Гурбан Пиримов.

В мире есть ряд городов, где каждый камень, каждая крепость дышит музыкой. Именно такими городами являются Вена (Австрия), Неаполь (Италия), а также город Шуша - расположенный в Карабахском регионе Азербайджана. В народе есть даже поговорка: "В Шуше даже младенцы в пеленках плачут под мугам".

Шуша вполне заслуженно завоевала славу консерватории Кавказа. Яркие представители Шушинской консерватории на всех континентах мира достойно представляют и прославляют азербайджанскую музыку.

Шуша - Родина Мир Мохсуна Навваба, Харрата Гулу, Гаджи Гуси, Садыхджана, Мешади Иси, Абдулбаги Зулалова, Джаббара Гарягдыоглу, Кечачи оглу Мамеда, Мешади Мамеда Фарзалиева, Ислама Абдуллаева, Сеида Шушинского, Бюль-Бюля, Зюльфи Адыгезалова, Хана Шушинского, Мешади Джамиля Амирова, Гурбана Пиримова, композиторов Узеира Гаджибекова, Зульфугара Гаджибекова, Фикрета Амирова, Ниязи, Афрасияба Бадалбейли, Солтана Гаджибекова, Ашрафа Аббасова, Сулеймана Алескерова, выдающегося певца Рашида Бейбутова. И это далеко не полный перечень музыкантов - уроженцев Шуши.

В начале XX столетия, в условиях общественно-политического и культурного подъема Уз.Гаджибеков заложил основу современной азербайджанской профессиональной музыкальной культуры и создал синтез национального музыкального искусства с устными традициями и композиторского творчества, что и повлияло на усиление активного взаимодействия Восточной и Западной культур. Оперой У.Гаджибекова "Лейли и Меджнун", поставленной в 1908-ом году в театре Г.З.Тагиева была заложена основа не только азербайджанской оперы, а оперного искусства во всем мусульманском востоке. Выдающийся композитор стал основоположником жанра мугам-оперы. У.Гаджибеков хорошо понимал, что восприятие нового жанра будет сопровождаться с трудностями для азербайджанского слушателя, поэтому он обратился к поэме Физули "Лейли и Меджнун" и жанрам народной музыки (мугам, песня, танец) создал сценическое произведение, соответствующее настроению того периода, отвечающее нравственным потребностям своего народа.

У.Гаджибеков является также основателем жанра музыкальной комедии в Азербайджане. В своих музыкальных комедиях на социально-бытовые темы ("Муж и жена", 1910; "Не та, так эта", 1911; "Аршин мал алан", 1913) композитор исходил в основном из народных песен и танцевальной музыки. Особо прославилась его музыкальная комедия "Аршин мал алан" (спектакль был поставлен в 1913-ом году). Это произведение переведено на английский, немецкий, китайский, арабский, персидский, польский, украинский, белорусский, грузинский и др. языки (всего около 70 языков). Был поставлен на сценах 120 театров, в том числе в Москве, Стамбуле, Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Тегеране, Каире, Пекине, Берлине, Варшаве, Софии, Будапеште, Бухаресте и во многих других городах, не однократно экранизировано (в 1916-1917 годах в Баку, в 30-е годы в США, в 1945 и 1960 годах в Советском Азербайджане). Исполнитель главной роли Рашид Бейбутов (1915-1989) во многом именно благодаря этому произведению завоевал мировую славу. Народный артист Р.Бейбутов был незаменимым исполнителем народных и композиторских песен, а также роли Балаша в опере Ф.Амирова "Севиль". Он также был основателем и руководителем Театра Песни.

Другая знаменитая оперетта У.Гаджибекова "Не та, так эта" была экранизирована в 1919-ом году в Ялте, а во второй раз в 1956-ом году в киностудии "Азербайджанфильм".

30-е годы ХХ столетия характеризуются как период нового подъема азербайджанской музыки. В эти годы были организованы исполнительские коллективы и симфонический оркестр (был создан в 1920-ом году, ныне - Азербайджанский Государственный симфонический оркестр имени У. Гаджибекова), хор (1926), первый нотный оркестр народных инструментов (1931), ансамбль танцев (1936), Азербайджанская Государственная Филармония имени М.Магомаева (1936), Азербайджанский Союз Композиторов (1934), Азербайджанский Театр Музыкальной Комедии (1938, ныне имени Ш.Гурбанова), Азербайджанский Дом Народного творчества (1939), Научно-исследовательский кабинет музыки (1931), предназначенный для сбора и исследования Азербайджанской народной музыки.

В 20-е годы Р.М.Глиер, широко используя музыкальный фольклор Азербайджана, написал оперу "Шахсенем" (первая постановка в 1927) на основе дастана "Ашыг Гариб". Эта опера была первой инициативой на пути создания классической оперы на основе образцов азербайджанской народной музыки с применением достижений мировой музыкальной культуры.

У.Гаджибеков также создал оперу "Короглу" - монументальную эпопею народного героизма (государственная премия СССР, 1941). В этой опере, отличающейся высоким профессионализмом и подлинным новаторством, нашли свое отражение национальный дух и психологическая глубина в опере "Короглу" У.Гаджибекову удалось создать органическое единство жанровых, композиционных и ладово-интонационных основ народной музыки с музыкальными выразительными средствами классического оперного искусства, создать капитальное произведение национального оперного искусства. В опере "Короглу" монументальные народные сцены, отражающие образ народа, органически сочетаются с многосторонними характеристиками главных героев. Роль Короглу исполнил классический создатель этого образа Бюль-Бюль. Он выступал в этой роли более 400 раз.

В 20-40 годы вступило на творческий путь поколение молодых композиторов.

В начале 30-х годов появляются произведения для симфонического оркестра ("Торжественный марш" У.Гаджибекова, "В степях Азербайджана", "Танец освободившейся женщины", "Радиомарш Азербайджана РВ-8" М.Магомаева), для оркестра народных инструментов (1-я и 2-я симфонии У.Гаджибекова).

Тема героизма и патриотизма, возродившаяся в годы войны (1941-1945) нашла свое отражение в многочисленных песнях, произведениях для народных инструментов (У.Гаджибеков, С.Рустамов), опере "Вэтен" ("Родина") Г.Гараева и Дж.Гаджиева (1945; Государственная премия СССР, 1946), в первых симфониях Г.Гараева, Дж.Гаджиева и С.Гаджибекова (это были первые образцы симфонического жанра в азербайджанской музыке). Опера Ниязи "Хосров и Ширин" (1942), романсы У.Гаджибекова "Сенсиз" и "Севгили джанан" на слова Низами также являются плодами военных лет. Основатель нового жанра гезель-романс У.Гаджибеков высоко профессионально обработав поэтику Низами, перевел эти произведения на язык музыки, создал синтез мелодии декламационного и кантиленального типа. В годы Великой Отечественной войны популярный песенный жанр прошел своеобразный путь развития в соответствии с требованиями того периода.

В послевоенные годы национальная музыка переживает период нового подъема. Азербайджанская музыка пользуется огромным авторитетом, как в нашей стране, так и за ее пределами.

Новым этапом в Азербайджанской музыке стал балет Г.Гараева "Семь красавиц" (1952, по одноименной поэме Низами, балетмейстер П.А.Гусев, Азербайджанский Театр Оперы и Балета). Балет "Семь красавиц" заложил основу новой музыкальной драматургии в балетном искусстве Азербайджана, сыграв важную роль в становлении балетного жанра.

В 1958-ом году на сцене Ленинградского Театра оперы и балета был поставлен балет Г.Гараева "Тропою грома" (Ленинская премия, 1967; по одноименному роману П.Абрахамса; балетмейстер К.М.Сергеев). Композитор возвеличил трагическую любовь главного героя до острого конфликта и сумел создать современную по тематике и специфическую по музыкальному решению произведение. Ясная музыкальная концепция, яркие характеры и мастерское использование музыкального фольклора Южной Африки - отличительные черты этого произведения.

С.Гаджибеков написал балет "Гюлшен" (1950, Государственная премия СССР, 1952), рассказывающий о жизни наших современников. Не менее яркими образцами этого жанра являются оперетты "Гёзун айдын" Ф.Амирова (1946), "Дурна" С.Рустамова (1947), "Улдуз" С.Алескерова (1948).

50-е годы знаменательны особым развитием симфонической музыки. Важные общественно политические темы этого времени находят свое выражение в симфонических произведениях Азербайджанских композиторов различного аспекта. Ф.Амиров известен в истории музыки как основатель уникального жанра симфонических мугамов. Этот композитор высокопрофессионально пользуясь ладовыми, тематическими и другими стилистическими особенностями мугамов добился развить их до уровня симфонии. В произведениях Ф. Амирова написанных в этот период явно ощущаются присущие его симфонизму яркость оркестровых красок, жанровое разнообразие и богатство образов.

Симфонизм Дж.Гаджиева отличается глубиной мышления образов, напряженным драматизмом развития музыкальной темы и эпичностью мелодики. В симфоническом творчестве С. Гаджибекова (2-я симфония; 1946) тема Великой Отечественной Войны раскрыта в драматическом плане, а музыка других его симфонических произведений привлекает внимание яркостью жанровых окрасок.

Дж.Джахангиров известен как композитор вокально-симфонических произведений (поэма "По ту сторону Аракса", 1949, Государственная премия СССР, 1950; кантата "Физули"). Вокально-симфоническая поэма "По ту сторону Аракса" представляла собой новый жанр, сочетающий особенности как симфонической, так и кантатно-ораториальной музыки. Подъем песенного жанра тесно связан с творчеством С.Рустамова, Т.Гулиева, Р.Гаджиева, Дж.Джахангирова, Г.Гусейнли, А.Рзаевой. В этот период была написана музыка на ряд кинофильмов и драматических спектаклей, широким размахом отличалось исполнительское искусство. В 1957-ом году создается первый в Азербайджане Государственный струнный квартет (А.Алиев, М.Тагиев, Р.Сеидзаде, С.Алиев; Лауреат VI Всемирного Фестиваля студентов и молодежи (1957, Москва)). Появляется новое поколение исполнителей, представленное народными артистами СССР Ф.Ахмедовой (певица), Л.Векиловой (балерина), заслуженным деятелем искусств Ч.Гаджибековым (дирижер) и др. В 1956 году проводится первый съезд Союза Композиторов Азербайджана (с 1990 года - Азербайджанский союз композиторов и музыковедов).

60-80-е годы отличаются творческой активностью композиторов старшего поколения, появлением новых композиторских сил завоеванием значительных достижений во всех жанрах, расширением международных связей. Опера и балет становится жанром, к которому все чаще обращаются азербайджанские композиторы. Особо широко прославляются такие произведения, как "Легенда о любви" А.Меликова (1961), "Сказание о Насими" Ф.Амирова (1973; Государственная премия Азербайджанской ССР, 1974), "Тысяча и одна ночь" Ф.Амирова (1979); Государственная премия СССР, 1980).

Симфоническая и камерная музыка азербайджанских композиторов все чаще исполняется за рубежом. Симфонические мугамы "Шур" и "Кюрд овшары" Ф.Амирова, "Раст" Ниязи, симфонические произведения Г.Гараева и У.Гаджибекова прозвучали во многих странах и заслужили высокую оценку. В 80-е годы произведения А.Меликова, Х.Мирзазаде, А.Ализаде, Ф.Ализаде, Ф.Гараева, Дж.Гулиева и других с большим успехом были исполнены в городах Европы, Америки и Азии. Азербайджанские исполнители часто отправляются в гастрольные поездки в зарубежные страны.

Огромной славой пользуются народные артисты Р.Бейбутов, Ниязи, З.Ханларова, М.Магомаев. Певицы Ф.Касимова (1977, Италия, первая премия), Х.Касимова (1981, Афины, первая премия; вторая премия 8-го международного конкурса имени П.И.Чайковского (1982, Москва). Пианист Ф.Бадалбейли (1967, Градец-Кралове, ЧССР; 1967, Лиссабон, Португалия, первая премия), юные пианисты М.Гусейнов, М.Адыгезалзаде и другие являются лауреатами различных конкурсов следует особо подчеркнуть заслуги ныне действующих дирижеров Р.Абдуллаева, Дж.Джафарова, Я.Адыгезалова, Т.Геокчаева, Г.Имановой, Р.Мустафаева, Н.Азимова и других в деле пропаганды произведений наших композиторов, доведении их до слушателей.

Велики заслуги ханенде Азербайджана в деле сохранения и развитии традиций исполнения мугамов и народного искусства. Особо следует отметить имена народных артистов Х. Шушинского, Р.Мурадовой, Ш.Алекперовой, А.Алиева, С.Гадимовой, Ф.Мехралиевой, Т.Исмаиловой, А.Бабаева, И.Рзаева, заслуженных артистов - З.Адыгезалова, Г.Гусейнова, Г.Рустамова, Дж.Акперова, А.Гасымова, таристов, народных артистов А.Бакиханова, Г.Мамедова, Б.Мансурова, А.Гулиева, Р.Гулиева, заслуженных артистов А.Дадашева, М.Мурадова, Ф.Алекперова, кяманчистов: народного артиста Г.Алиева, заслуженных артистов Г.Мирзалиева, Т.Бакиханова, Ш.Эйвазовой, Ф.Дадашева, нагариста заслуженного артиста Ч.Мехтиева, гармонистов: Абуталыба (А.Юсифова), Кёр Ахада, Кербалаи Лятифа, Т.Дамирова, А.Исрафилова, исполнителя на сазе А. Насибова и других.

В Азербайджане также успешно развиваются эстрадная и джазовая музыки. Еще в 1941-ом году Т.Гулиев и Р.Гаджиев сочиняли произведения для недавно созданного Азербайджанского Государственного джазового оркестра (художественный руководитель Ниязи, музыкальный руководитель Т.Гулиев). Первыми исполнителями этого оркестра были П.Рустамбеков (саксофон), А.Буньятзаде, Д.Багирбекова и другие. В 1956-ом году был создан Азербайджанский Государственный эстрадный оркестр (художественный руководитель Р. Гаджиев), в 1957-ом году - эстрадный ансамбль "Мы из Баку", в 1960-ом году эстрадный оркестр Азербайджанского телевидения и радио (художественный руководитель и дирижер Т.Ахмедов), в 60-е годы - квартет "Гая" (позже - вокально-инструментальный ансамбль, художественный руководитель, залуженный артист Т.Мирзоев), в 1966-ом году - Азербайджанский Государственный Театр Песни (художественный руководитель и солист Р.Бейбутов), в 1975-ом году - Азербайджанский Государственный эстрадно-симфонический оркестр (солист и художественный руководитель М.Магомаев), сыгравшие огромную роль в развитии эстрадного искусства в Азербайджане. Заметное влияние на повышение художественного уровня эстрадного искусства в послевоенные годы оказали оперные певцы (Р.Атакишиев, Л.Иманов). Р.Бейбутов и М.Магомаев своим творчеством значительно обогатили эстрадное искусство.

Активную пропаганду эстрадных песен вели народные артисты Ш.Алекперова, Г.Мамедов, М.Бабаев, Ф.Керимова, Э.Рагимова, Я.Рзазеде, О.Агаев, И.Гулиева, заслуженный артист А.Ганиев, а также Г.Гадиев, А.Исламзаде и другие.

Композитор и пианист В.Мустафазаде сыграл исключительную роль в развитии джазовой музыки в Азербайджане. В. Мустафазаде был руководителем им же созданных ансамблей "Севиль" и "Мугам", был удостоен первой премии на 8-м Международном джазовом конкурсе (Монте-Карло 1978). Р.Бабаев, В.Садыгов, А.Гусейнов, Дж.Зейналлы, А.Мустафазаде и другие джазовые исполнители также достаточно широко известны.

Нынешняя политическая обстановка в нашей стране, постоянная угроза войны составляют важную часть творчества наших композиторов, сочиняющих произведения, воспевающие Родину, призывающие к защите Отечества, посвященные Карабахской войне.

Среди таких произведений особое внимание заслуживает оратории В.Адыгезалова "Гарабах шикестеси" и "Гем карваны" (1999), симфония Т.Бакиханова "Карабаг харайы" (2001), ода А Ализаде "Родная Земля" (1993), 7-я симфония Н.Мамедова, посвященная Ходжалинским событиям (1998), кантата Р.Мустафаева "Хагг сенинледир, Азербайджан" ("Твое дело правое, Азербайджан") (1992), поэма Г.Ханмамедова "Элимде сазым аглар" для ансамбля народных инструментов (1991, посвящена Карабахским шехидам), кантата С.Ибрагимовой "Вэтен шехидляри" (1990), ее же произведение "Сенин учун дарыхырам, Шушам" ("Я скучаю по тебе, Шуша!") для тара и струнного оркестра (1999).

В 2002-ом году состоялась премьера балета А.Ализаде "Путешествие на Кавказ" по мотивам одноименного произведения А.Дюмы. В эти же годы были написаны одноактный балет Т.Бакиханова "Хейир ве Шер" ("Добро и зло", 1990), балет Г. Мамедова "Шейх Сенан" (1990) и балет О.Зульфугарова "Алибаба и сорок разбойников" (1990).

За годы независимости Азербайджанские композиторы получили возможность участвовать в различных музыкальных фестивалях, международных конкурсах, престижных культурных и музыкальных проектах мира, представить и прославить азербайджанскую музыку в мировом масштабе.

Произведения А.Меликова, В.Адыгезалова, Х.Мирзазаде, А.Ализаде, Т.Бакиханова, Ф.Гараева, И.Гаджибекова, Ф.Ализаде, Дж.Гулиева, Э.Дадашевой, Р.Гасановой, Г.Мамедова, Ф.Гусейнова прозвучали в Турции, Норвегии, Голландии, Кипре, США, Швейцарии, Германии, Таиланде и в других странах, стали победителями престижных конкурсов. В Турции состоялись премьеры произведений А.Меликова (7-я симфония), В.Адыгезалова (ораторий "Чанаггала"), в Кипре - Т.Бакиханова ("Времена года на северном Кипре", "Сюита Северного Кипра") и др. В Голландии были исполнены произведения Ф.Гараева ("Хутбе, Мугам, Суре", "Бабиль гиямати", 2000), Ф.Ализаде ("Ильгым"), Р.Гасановой ("Сэма"). Участие Ф.Ализаде ("Дервиш") и Дж.Гулиева ("Карван") в проекте "Ипек йолу" ("Шелковый путь") оказалось весьма успешным. Ф.Гусейнов стал победителем конкурса ЮНЕСКО и Японии (концерт для симфонического оркестра "Путешествие во времени"), был удостоен премии ООН (ораторий "Пусть будит мир во всем мире").

Виртуозный исполнитель мугамов А.Гасымов в 1999-ом году за успехи в деле развития и совершенствования искусства мугама был награжден золотой медалью ЮНЕСКО. В международном фестивале, состоявшемся во Франции, успешно были исполнены произведения У.Гаджибекова, Г.Гараева и Ф.Амирова в представлении Азербайджанского Государственного симфонического оркестра (художественный руководитель и дирижер, народный артист Р.Абдуллаев). На международной выставке "Экспо-2000" в Германии яркое выступление Азербайджанского Государственного Камерного оркестра, Государственного Театра Песни, Государственного Ансамбля Танцев и группы деятелей искусств также оказались в центре внимания музыкальной жизни нашего времени.

В 2003 году состоялась премьера оперы В.Адыгезалова "Хан гызы Натаван" (2003, декабрь), посвященной азербайджанской поэтессе Натаван. Это произведение нашего выдающегося композитора заняло достойное место в истории развития национальной оперы. Азербайджанская музыка сегодня переживает новый подъем. Мы ждем от нее новых больших побед, замечательных произведений и ярких талантов.

0

12

_

0

13

-

0

14

Театр

Корни театрального искусства в Азербайджане связаны с образом жизни, быта, традициями народных торжеств и свадеб, а также мировоззрением народа. В таких древних церемониях как "Саячы", "Новруз", "Гов-сеч", наряду с хором, танцами и диалогом, встречаются также драматические сюжеты, движения, а иногда и художественные образы. Игра "Коса-коса", составляющая важный эпизод церемонии "Новруз" - настоящий образец театра. В этой игре присутствуют последовательный сюжет, драматическое движение, а также актеры, надевшие маски и специальную одежду. Эпизоды "Хан-хан", "Танец мутрибов", "Дуэт свекрови и снохы", исполняемые во время свадебных церемоний, продолжавшихся по несколько дней, свидетельствуют о том, что элементы игр и представлений имеют самостоятельное значение в этих торжествах. В меджлисах озанов - ашугов, сценах "Зорхана", выступлениях эквилибристов, а также на церемониях "Йух", широко распространенных в древности, элементы уличного театра были достаточно сильными.

Элементы спектакля, присутствующие в церемониях и играх, сыграли важную роль в становлении самостоятельного народного театра. Широко распространенные в народе с древнейших времен театрализованные сцены "Коса-коса", "Гаравелли" (одна из форм уличного театра), "Килимарасы", "Шах Селим" (кукольные спектакли) свидетельствуют о том, что народный театр в Азербайджане имеет самостоятельное историческое значение. Некоторые из подобных спектаклей построены на постоянном сюжете и носят игровой характер, а другие - обладая репертуаром, состоящим из небольших комических сцен, составляли более зрелую стадию народного театра.

Народный театр Азербайджана всегда был характерен реалистическими особенностями и связан с трудящимися слоями населения. Основу репертуара народного театра составляли небольшие спектакли (фарсы), отличающиеся определенным этическим содержанием. Такие представления, как "Коса-гелин", "Тапдыг чобан", "Тенбел гардаш" (комедия из трех частей) были весьма популярны в народе. В этих спектаклях отражены, главным образом, хозяйственная жизнь и быт народа. Главная их особенность заключается в оптимизме. Иной раз в таких спектаклях смех приобретает строгость, превращается в иронию и сатиру, бичуя недостатки в трудовой и бытовой психологии людей.

В период господства династии Сефевидов (XVI столетие), власти, принявшие шиизм в качестве официальной религиозной секты, прибегали к различным средствам воздействия на сознание народа. Именно с этого времени стал широко распространяться религиозные театрализованные сцены, которые назывались "Шебихами". "Шебихы", эффективно влиявшие на возникновение профессионального театра в Азербайджане, одновременно в определенной степени способствовали приходу многих мастеров на сцену.

Народный театр сыграл важную роль в становлении профессионального театра в Азербайджане.

История Азербайджанского театра начинается со спектаклей "Визирь Ленкоранского хана" и "Гаджи Гара", поставленных на Бакинской сцене по пьесам М.Ф.Ахундова в марте-апреле 1873 года. Эти первые любительские спектакли, поставленные учащимися реальной школы по инициативе Г.Б.Зардаби и при активном участии Н.Б. Везирова и А. Адигезалова (Герани), стали мощным толчком в деле создания национального театра.

Представители передовой интеллигенции Азербайджана, учителя, которые окончили Горийскую семинарию, впоследствии организовали театральные представления в Шуше, Нахчыване и других городах, и одновременно выступали в этих спектаклях в качестве "актеров". В Шуше передовые учителя и представители интеллигенции под руководством Я.Мелик-Хакназарова в период летних каникул регулярно организовали спектакли в местном клубе и театре Хандамирова, показывали комедии М.Ф. Ахундова ("Мсье Жордан и дервиш Местелишах" и другие).

С 1876 года комедии М.Ф.Ахундова ставились и в Тифлисе (на азербайджанском языке). Особо следует отметить деятельность передовых представителей интеллигенции - автора нескольких комедий и водевилей Н.Б.Везирова, Б.Бадалбекова, А.Велибекова, Ф.Кочарли, Г.Сарыджалинского, Мухтара Мурадова, И.Сафибекова, известного певца Джаббара Гарягдыоглу (Шуша), М.Сидги, брата Дж.Мамедгулизаде Мирзы Алекбера, драматурга Э.Султаного (Нахчыван), Р.Эфендиева (Нуха) и других. В 70-80-е годы XIX столетия во многих городах Азербайджана активно действовали любители театра. Постепенно они стали собираться в Баку вокруг известных театральных деятелей. Поэтому к концу 80-х годов театральная жизнь в Баку вновь оживляется и здесь появляется настоящий театральный коллектив. Начиная с 1887-го года театральное общество Баку возглавляют Г.Махмудбеков, С.М.Ганизаде и Н.Велиев. Благодаря их усилиям, это общество значительно усилилось и превратилось в труппу, которая с 1888-го года начала действовать уже как самостоятельный театральный коллектив.

Начиная с 1890-х годов огромную заслугу в здоровом развитии Азербайджанского театра, в осуществлении требований сценического реализма в театре имел Н.Нариманов. Он расценивал театр как одно из важнейших средств для повышения общественного сознания народа и распространения передовых идей своего времени, пользовался театром в качестве трибуны. Н.Нариманов приглашал молодых представителей интеллигенции в актерскую труппу и одновременно сам исполнял главные роли во многих спектаклях. В 1896 году Г.Б.Зардаби организовал первый в Баку профессиональный театральный коллектив под названием "Первая мусульманская драматическая труппа". В 1897 году в Баку был создан первый "Союз артистов". Репертуар дореволюционного Азербайджанского театра состоял из пьес национальных драматургов - М.Ф. Ахундова, Н.Б. Везирова, Г.Б. Везирова, Н.Нариманова, А.Хагвердиева, Дж.Мамедгулизаде и других, а также обогащался произведениями русских (Н.В.Гоголь, И.С.Тургенев, Л.Н.Толстой) и западноевропейских классиков (В.Шекспир, Ф.Шиллер, Г.Гейне, Ж.Б.Мольер). Азербайджанский театр с первых лет своей деятельности был предан идеям просвещения и демократии. Наряду с комедиями М.Ф.Ахундова большую роль в изобличении феодальных обычаев, гнета и деспотизма помещичье-капиталистического строя сыграли пьесы Н.Б.Везирова "Несчастье Фахраддина", "С дождя да на засуху", А.Б.Ахвердиева "Дагылан Тифаг", "Бехтсиз джаван" ("Несчастный юноша"), "Ага Магомед шах Гаджар", Н.Нариманова "Наданлыг" ("Невежество"), "Надир шах" и др.

В 1906 году в Баку была учреждена компания "Мусульманские драматические артисты". Возглавлял эту компанию известный театральный деятель Дж.Зейналов. Невзирая на преследования, материальные трудности, эта компания регулярно организовала спектакли, расширяла свой репертуар. В эти же годы в рабочих районах Баку были организованы драматические кружки и театральные труппы, ставящие спектакли ("Балаханинский драматический кружок", "Хамийят"). В составе труппы "Хамийят", созданной при газете "Текамуль", наряду с ее непосредственным учредителем М.А.Алиевым, были также А.Рзаев, Дж.Гаджинский и др. Члены этой труппы занимались и подготовкой спектаклей, и набором зрителей. Поскольку не было средств для аренды хорошего помещения, спектакли давались в салоне "Гранвио" торгового пассажа. В 1906 году здесь была сыграна пьеса Н.Нариманова "Наданлыг" ("Невежество"). После революции 1905-го года в Баку разрешили создать ряд "обществ". При этом многие общества, ранее действующие в нелегальной форме, стали действовать открыто. Одним из них было культурно-просветительское общество "Ниджат" ("Спасение"). В 1908-м году при обществе "Ниджат" была создана единая драматическая труппа, объединяющая таких профессиональных актеров, как Г.Араблинский, С.Рухулла, А.Вели; у этой труппы был постоянный гардероб и реквизиты. Один-два раза в неделю труппа давала представления как в театре Тагиева, так и в рабочих районах. Именно в этот период значительное место в репертуаре Азербайджанского театра занимали пьесы "Несчастный юноша", "Ага Магомед шах Гаджар" (А.Б.Ахвердиев), "Надир шах" (Н.Нариманов), "Пехлеванани-замане" (Н.Б.Везиров), "Гавейи ахенгар" (Ш.Сами), "Беженцы" (Ф.Шиллер), "Аль-Мансур" (Г.Гейне), "Отелло" (В.Шекспир), "Врач поневоле" (Ж.Б.Мольер), "Ревизор", "Женитьба" (Н.В.Гоголь), "Первый винодел" (Л.Н.Толстой) и др.

В 1910-м году было учреждено новое культурно-просветительское общество под названием "Сафа" и при нем - театральное отделение. Драматическая труппа общества "Сафа" была значительно слабее по сравнению с труппой "Ниджат". Однако актеры "Ниджата" постепенно стали перейти в "Сафа". Активное участие в работе этого общества принимали Д,Буньятзаде, поэт Самед Мансур, актеры Дж.Зейналов, А.М.Шарифзаде, время от времени приглашались на спектакли этого спектакля актеры из "Ниджата" - Г.Араблинский, М.А.Алиев, С.Рухулла, Г.Сарабский и др. Труппа общества "Сафа", наряду с организацией спектаклей, занималась также культурно-просветительскими работами, связанными с жизнью театра. В 1910 году труппа торжественно отметила 25-летие сценической деятельности Дж.Зейналова, в 1911 году - 100-летие со дня рождения М.Ф.Ахундова, а в 1913 году - 40-летие литературной деятельности Н.Б.Везирова. Одна из примечательных особенностей работы труппы "Сафа" заключалась в том, что она организовывала гастрольные спектакли как в городах и селах Азербайджана, так и в более широком масштабе (Южный Кавказ, Средняя Азия, Северный Кавказ, города Ирана, Астрахань, Казань и др.). В целом, труппы "Ниджат" и "Сафа" сыграли определенную роль в укреплении Азербайджанского театра с организационной и творческой точки зрения.

12 января (по новому стилю - 25 января) 1908 года была заложена основа Азербайджанского профессионального музыкального театра: именно в этот день был показан спектакль первой национальной оперы - произведения У.Гаджибекова "Лейли и Меджнун". В первые годы деятельности музыкального театра его репертуар обогатился за счет произведений У.Гаджибекова, написанных в 1908-1913 годах - опер "Лейли и Меджнун", "Шейх Санан", "Рустам и Зохраб", "Шах Аббас и Хуршид Бану", "Эсли и Керем", музыкальных комедий "Муж и жена", "Не та, так эта", "Аршин мал алан". В последующие годы репертуар Азербайджанского музыкального театра обогатился произведениями З.Гаджибекова (опера "Ашиг Гариб", музыкальные комедии "В пятьдесят лет - молодой", "Женатый холостяк"), М.Дж.Амирова (опера "Сейфалмульк") и др. Однако несмотря на наличие собственного репертуара, в музыкальном театре заметно ощущалась нужда в профессиональных исполнителях. В музыкальных спектаклях наряду с такими оперными певцами как Г.Сарабский, М.Мамедов (Бюльбюль), Г.Гаджибабабеков, Г.Терегулов, М.Багиров, А.Агдамский, выступали в основном драматические актеры - Г.Араблинский (в качестве режиссера), А.Гусейнзаде, Г.Аббасов, А. и Я. Оленские, Р.Дараблы, А.Анаплы и др. Между музыкальным и драматическими театрами не было четкого разделения, в репертуар их трупп были включены как драматические, так и музыкальные произведения (в 1910-е годы большую часть их репертуаров составляли музыкальные спектакли).

В 1916 году был поставлен спектакль на комедию Дж.Мамедгулизаде "Олюлэр" ("Мертвецы"). Этот спектакль стал свидетельством идейной зрелости азербайджанского театра. Спектакль "Мертвецы", звучавший как обвинительный приговор в отношении мира лжи и гнета, религиозного фанатизма, имел огромный успех.

В 1917 году в Баку был создан "Союз мусульманских артистов", председателем которого был избран А.М.Шарифзаде. Этот Союз, собрав вокруг себя все театральные отряды, организовал спектакли на основе товарищеских отношений. К сожалению, этот Союз просуществовал только до марта 1918-го года: антрепренеры театра Маилова не позволяли азербайджанским актерам выступать в помещении этого театра. В это время большинство актеров были в гастрольных поездках. Лишь труппа братьев У. и З.Гаджибековых выступала относительно регулярно. В ней объединились актеры драматического, оперного и опереттного жанра. Тесно связанный с передовыми, демократическими идеями Азербайджанский театр сыграл важную роль в культурном развитии народа. Тем не менее, в эти годы театр еще не достиг уровня высокой сценической культуры.

0

15

Кино

История азербайджанского киноискусства начинается со 2 августа 1898-го года. Первые отечественные фильмы состояли из сюжетов хроники, снятых фотографом и прозаиком А.М.Мишоном ("Пожар нефтяного фонтана в Биби-Эйбате", "Нефтяной фонтан в Балаханах", "Народное гуляние в городском саду", "Кавказский танец" и др.) и одного художественного киносюжета ("Попался").

В 1915-ом году в городах Баку, Тифлисе и Иреване были созданы конторы кинопроката, учрежденные на Кавказе акционерными обществами (торговыми домами) братьев Пироне. В 1915-ом году это общество приступило к съемкам первого азербайджанского художественного фильма "В царстве нефти и миллионов" по одноименному роману М.Мусабекова. Съемку этого фильма финансировали нефтяные промышленники. Для снятия фильма был приглашен режиссер Б.Н.Светлов из Петербурга. Пейзажи снимались в Баку и окрестных селах, а сцены, связанные с павильонами, - в Тифлисе. Роль Лутфали-бека в этом фильме сыграл Г.Араблинский. В 1916-ом году была снята первая азербайджанская кинокомедия на основе оперетты У.Гаджибекова "Аршин мал алан", а 1919-ом году был продемонстрирован полнометражный фильм "Торжества по случаю первой годовщины независимости Азербайджана".

В 1923-ем году было учреждено Азербайджанское фото-кино управление (АФКУ). АФКУ осуществляло меры по национализации и объединению фото-кинотеатров и прокатных контор отдельных предпринимателей. В то время при АФКУ существовали кинотеатры "Тейяре", "Эдисон", "Миллион", "Ладья", "Меденчи" ("Промысловик") и др. В 1924-ом году вышел на экраны двухсерийный художественный фильм "Легенда о Девичьей Башне" (режиссер В.В.Валльюзек) производства АФКУ. Авторам этого, весьма интересного с этнографической точки зрения, фильма не удалось пренебрегать восточной экзотикой.

В 1925-ом году по инициативе Ш.Махмудбекова при АФКУ была организована студия по подготовке национальных актерских и режиссерских кадров в Азербайджане. Здесь обучались Дж.Джаббарлы, М.Микаилов, А.Таиров и др. С целью оказания помощи повышению художественного качества фильмов и развитию национальных кадров в Баку были приглашены известные кинорежиссеры В.И.Пудовкин, И.А.Шевченко, Н.М.Шенгелая, М.Э.Чиаурели, а также кинооператоры Г.М.Лемдег, В.Р.Лемке, А.В.Гальперин, И.С.Фролов, Я.М.Фельдман, Л.Л.Косматов, В.М.Шнейдер и др., были привлечены к кино творчеству Дж.Джаббарлы, А.М.Шарифзаде и др.

В последующие годы АФКУ было неоднократно переименовано на "Азгоскино" (1926-1930), "Азеркино" (1930-1933), "Азфильм" (1933), "Азгоскинопром" (1934), "Азерфильм" (1935-1940), "Бакинская киностудия" (1941-1959), а с 1961-го года это учреждение называется "Киностудия "Азербайджанфильм" имени Дж.Джаббарлы".

В 20-е годы прошлого столетия основную тематику азербайджанского кино составляли борьба против религиозного фанатизма, революция и свобода женщин.

Наиболее удачными образцами созданных в те годы фильмов являются "Бисмиллах" (1925, режиссеры А.М.Шарифзаде, А.Валовой), "Дом на вулкане" (1929, режиссер А.И.Бек-Назаров, совместно с "Арменкино"), "Гаджи Гара" (1929, режиссер А.М.Шарифзаде), а также фильм "Севиль" (1929, режиссер А.И.Бек-Назаров), являющийся реальным художественным отражением образа женщины-азербайджанки, борющейся за свою свободу.

В начале 30-х годов были сняты фильмы, являющиеся художественным отражением быта азербайджанского народа, темы которых были взяты из современной жизни, а также фильмы на историко-революционные темы: "Лятиф", "Исмет" (1930, 1934, режиссер М.Микаилов), "Алмаз" и "Новый горизонт" (1936, 1940, режиссеры А.Гулиев, Г.М.Брагинский), "Бакылылар" ("Бакинцы") (1938, режиссер В.В.Турин), "Кяндлиляр" ("Крестьяне") (1940, режиссер С.Марданов) и др.

0

16

Мультфильмы

Создание мультипликационных фильмов в Азербайджане приходится на начало 30-ых годов ХХ века. Еще в 1933 году сотрудники студии «Азербайджанфильм» начали осуществлять подготовительные работы для производства этого вида кино, закупили в Москве необходимое оборудование. В том же году во время съемок документальных фильмов «Лекбатан» и «Нефт симфониясы» («Нефтяная симфония») (реж. Б.Пумянский) ими была использована техническая анимация. А в фильме «Джат» (худ. Басов) были полностью использованы анимационные приемы. Фильм демонстрировался на всесоюзных экранах до 1938 года.

Именно после демонстрации этого фильма в киностудии группа инициаторов впервые решила снять мультипликационный фильм. Тема для фильма была взята из азербайджанских народных сказок. Сценарий написал А.Попов. Постановку сценарию под названием «Аббасын бедбехтлийи» («Несчастье Аббаса») дал молодой режиссер Э.Дикарев. Художниками фильма были Г.Халыгов, Дж.Зейналов, М.Магомаев и А.Мирзоев. Оператором фильма был Г.Егиязаров.

Помимо этого, незадолго до начала Великой Отечественной войны в студии шла подготовка к съемкам второго мультфильма. Название фильма было «Синдбад – дениз сеййахыдыр» («Синдбад – морской путешественник»). Этот фильм должен был быть звуковым фильмом. Но, к сожаленью, в связи с началом войны работа осталась незавершенной.

Необходимо отметить, что и после этого в киностудии во время съемок сотен научно-массовых и документальных фильмов были использованы мультипликации. В создании этих фильмов принимали участие художники Дж.Зейналов, А.Ахундов, Н.Мамедов, Б.Алиев, оператор постановочных съемок А.Милов.

В конце 60-ых годов в киностудии были созданы условия для съемок мультфильмов. Для этого была создана группа из 20 художников. Для изучения основ профессии мультипликатора в студии были открыты специальные курсы.

После восстановления в 1968 году деятельности цеха мультфильмов в киностудии «Азербайджанфильм» имени Дж.Джаббарлы директор А.Искендеров особое внимание уделял сдаче цеха в эксплуатацию и подготовке кадров по мультфильмам, а также процессу производства мультфильмов.

Наконец, 28 февраля 1969 года завершились съемки мультфильма «Джыртдан» («Карлик») по мотивам одноименной народной сказки. «Джыртдан» стал первым фильмом, снятым после восстановления цеха мультфильмов в киностудии. Фильм появился на экранах в 1969 году и долгое время не сходил с экранов кинотеатров. Таким образом, с производством «Джыртдан»а в истории мультфильмов в Азербайджане начался второй этап.

В 70-ых годах в отделе мультипликационных фильмов киностудии было снято 20 мультфильмов. В 1970 году мультипликаторы сняли 3 мультфильма. 2 из них «Айы ве сичан» («Медведь и мышка») (реж. Н.Мамедов) и «Шир ве окюз» («Лев и бык») (реж. А.Ахундов) – микрофильмы. Второй фильм в те годы был занесен во Всесоюзный киноальманах «Калейдоскоп-71».

Третий фильм «Фитне» («Интрига») (реж. А.Ахундов) – цветной аппликационный фильм. Он был снят по мотивам одноименной сказки-новеллы выдающегося азербайджанского поэта Н.Гянджеви, разработка изображения (художник Э.Рзагулиев) была выполнена в стиле азербайджанского миниатюрного искусства средних веков.

В мультфильмах “Пыспыса ханым ве Сичан бей» («Жук и мышка») (1974) и “Джюджелерим” («Мои цыплята») (1980) (реж. А.Ахундов) ясно прослеживается стремление к поиску оригинального пластического разрешения. Мультфильм «Тюлкю хедже гедир» («Лиса совершает паломничество») (реж. Н.Мамедов, Б.Алиев), снятый в 1971-ом году по мотивам одноименного произведения А.Шаига, и по стилю, и по профессионализму считается одним из интересных работ. Кукольный фильм «Чаггал оглу чаггал» («Шакал сын шакала») (1972, реж. М.Рафиев) является первым и единственным широкоэкранным азербайджанским мультфильмом.

Над фильмами работала большая группа художников-мультипликаторов. Помимо А.Ахундова, Н.Мамедова и М.Рафиева в киностудии производством мультфильмов занимались также М.Панахи, Г.Акберов, Ф.Гулиева, А.Мамедов.

Тема фильма «Булуд нийе аглайыр» («Почему облако плачет») (1973, реж. М.Панахи) взята из национального фольклора. Картина основывается на восточной миниатюре. В 1974 году анимационный фильм был удостоен награды VII Всесоюзного кинофестиваля в Баку.

Фильм «Джыртданын йени сяргюзяштляри» («Новые приключения Джыртдана» (1973, реж. Н.Мамедов и Б.Алиев) предназначен для малолетних детей. В фильме фантастические мотивы народного фольклора органически сочетаются с современностью. Фильм-сказка «Шахзаде – гара гызыл» («Принцесса – черное золото») (1974, реж. Н.Мамедов и Б. Алиев) в поэтической форме повествует о добыче из недр земли, со дна моря черного золота - нефти.

В мультфильмах «Гюнлярин бир гюнюнде» («Однажды») (1975), «Дынгыл сазым, дынгыл» (1976), «Пянджя… Гулаг… Палаз… Тикан» («Лапа…Ухо…Палас… Колючка») (1976) (реж. М.Панахи) затрагиваются поучительные вопросы.

Основу фильма «Шах ве хидметчи» («Шах и слуга») (1976, реж. Н.Мамедов) также составляют мотивы произведения Н.Гянджеви. Здесь повествуется о хорошо известном азербайджанскому читателю верном слуге и беспощадном, жестоком шахе.

В фильме «Арзуну йарат» («Построй мечту») (1977, реж. Ф.Гурбанова), разработанном смешанной техникой, проведен эксперимент, здесь были использованы актер и анимация. Его можно назвать фильмом-клипом.

В эти годы было снято два частных фильма – мультфильмы «Даш» («Камень») и «Кирпи баласы ве алма» («Ежик и яблоко») (1977, реж. Г.Акберов). Первый фильм, рассчитанный для взрослой аудитории, призывает народы мира к запрету войн, восстановлению мира на земле. Второй фильм призывает нас к охране природы.

В аппликационных фильмах «Топлан ве келгеси» («Собака и ее тень») (1977), «Сонракы пешманчылыг» («Запоздалое раскаяние») (1978) и «Сехрлянмиш кюпя» («Заколдованный кувшин») (1979) (реж. Н.Мамедов) также рассказывается о важности наличия таких качеств, как доброжелательность, благородство, о трудолюбии, уважении к старшим и других человеческих качествах.

Мультфильм «Гыз галасы эфсанеси» («Легенда о Девичьей башне») (1978), как видно из названия, создан по мотивам азербайджанской народной легенды.

В 80-ых годах в киностудии было снято 38 мультипликационных фильмов. Из них «Джюджелерим» («Мои цыплята»), «Мешейе инсан гелир» («В лес идет человек»), «Сехрли агадж» («Волшебное дерево»), «Тайа» («Стог»), «Деджел довшан» («Балованный заяц»), «Сандыг» («Сундук»), «Сен беля джумбулусан», «Сехрли лечек» («Волшебный лепесток»), «Учан зурафе» («Летящий жираф»), «Гярибя эждаха», («Странный дракон»), «Тягиб» («Преследование»), «Йатмаг вахтыдыр» («Пора спать»), «Баладжа чобан» («Маленький пастух»), «Хумайын йухусу» («Сон Хумай»), и др. являются мультипликационными, а «Хейир ве Шяр» («Добро и Зло»), «Джыртдан-пехлеван» («Карлик-богатырь»), «Ушаг ве кюлек» («Ребенок и ветер»), «Аквариум», «Джыртдан ве див» («Карлик и людоед»), «Йени ил ехвалаты» («Новогоднее происшествие»), «Сехрли нахышлар» («Волшебные узоры») - аппликационными фильмами.

Снятый в начале 80-ых годов мультфильм «Джюджелерим» («Мои цыплята») (реж. А.Ахундов) за короткое время приобрел большую славу.

Аппликационный фильм «Хейир ве Шяр» («Добро и Зло») (реж. Н.Мамедов), снятый по мотивам одноименного произведения Н.Гянджеви, предназначен для взрослой аудитории. Здесь повествуется о добрых делах Добра на пустыне и злодеяниях Зла.

Аппликационный фильм «Аквариум» (художник-режиссер Ф.Гурбанова) – поэтический фильм. Здесь использованы приемы установочной съемки. Наряду с аппликационными персонажами в фильме действует и живой мальчик.

В 1984 году на II Всероссийском конкурсе документальных и научно-массовых фильмов об охране природы и рациональном использовании ее ресурсов, проходившем в Мурманске (Россия), этот мультфильм был удостоен диплома жюри и почетной грамоты Государственного комитета кинематографии РСФСР.

Полувыпуклая кукла в киностудии впервые была применена в фильме «Мюнеджимин шагирди» («Ученик астролога») (реж. А.Магеррамов). В этом фильме, снятом по мотивам народных сказок, рассказывается о подростке, который хочет разбогатеть несложными путями и в результате своей жадности оказывается в смешном положении.

«Бир ахшам…» («Однажды вечером») (реж. и художник Ф.Гурбанова) – мультипликационный, смешанный, фильм-эклер. Своеобразный стиль, успешно подобранная музыка еще больше усиливает общественный пафос этого фильма, критикующего пьянство и алкоголизм. События фильма разворачиваются на глазах восьмилетней девочки. В 1986 году на XIX Всесоюзном кинофестивале, проходившем в Алма-Аты этот фильм за оригинальную постановку актуальной темы получил специальный приз жюри.

В 80-ых годах помимо вышеперечисленных фильмов было снято также несколько мультипликационных фильмов, в том числе «Йаз ойунлары» («Веченние игры»), «Нар агаджынын нагылы» («Сказка гранатового дерева»), «Гаравелли», «Гелди коса», («Пришел коса»), «Хризантема ярпагы» («Листок хризантемы»), «Четин меселе» («Сложный вопрос»), «Арзулар…арзулар» («Мечты…мечты»), «Ловга фил баласы» («Слоник-хвастун»), «Талада ев» («Дом на поляне»).

Наряду со всем этим, художественное качество азербайджанским мультфильмов было неодинаковым. Причин было несколько: во-первых, подготовка кадров, профессионализм, во-вторых, нехватка технического оборудования, особенно красок.

Общественно-политические процессы, происходящие в стране до конца 80-ых годов, их влияние на все сферы, в том числе на творческие организации, поиск новых путей в связи с переходом «Азербайджанфильма» на новый стиль работы послужили толчком для независимой деятельности объединений и отделов, функционировавших при киностудии. В апреле 1990-го года впервые в Советском Союзе азербайджанские мультипликаторы перешли на арендную форму хозяйства. Название мультипликационного цеха было переименовано на Производственно-творческое объединение «Азанфильм». «Азанфильм» означает азербайджанские анимационные фильмы. Почему не мультипликация, а не анимация? Потому что, такой тип кинематографии как мультипликация (увеличение) во всем мире был переименован на анимацию (одушевление).

В 90-ых годах под маркой «Азанфильм» было снято 19 мультфильмов. Среди них особый интерес вызывают «Бир дяфя харадаса…» («Однажды где-то») (реж. В.Талыбов), «Итхаф» («Посвящение») (реж. Ш.Наджафзаде), «Ода» (реж. В.Талыбов, Р.Исмайлов), «Гейчек Фатма» («Красавица-Фатма»), «Карван» («Караван») (реж. Н.Мамедов), «Гюзгю» («Зеркало»), «Дениз гязинтиси» («Морское путешествие»), «Умид» («Надежда») (реж. Э.Ахундов, «Сохбатуль-асмар» (реж. Э.Хами), «Шюэла» (реж. Т.Пириев).

Мульфильм «Бир дяфя харадаса…» («Однажды где-то») – политическая сатира на происходящие в наше время события. В 1993 году II фестивале-конкурсе азербайджанских фильмов в Баку режиссер В.Талыбов был удостоен приза и диплома за лучший мультфильм.

Аппликационный фильм «Итхаф» («Посвящение») посвящен жертвам сталинской репрессии. В 1991 году был удостоен диплома Международного кинофестиваля в Оберхаузене, в том же году был удостоен награды Международного фестиваля федерации анимационных фильмов в Киеве «КРОК-91» и премии «За лучший анимационный фильм» Международного кинофестиваля «Взгляд с Востока» в Баку.

В мультфильме «Ода» звучит ода «К радости» из 9-ой симфонии великого композитора Бетховена. Это – философские суждения о смысле жизни, творчестве.

Режиссер мультфильма «Умид» («Надежда»), снятого по мотивам «Страшных сказок» С.С.Ахундова, на фестивале «Наше неизвестное кино -2» получил денежный приз и премию.

Аппликационный фильм «Сохбатуль-асмар» посвящен 500-летнему юбилею со дня рождения выдающегося азербайджанского поэта М.Фюзули. Здесь авторы использовали в основном произведения художника-миниатюриста Солтана Мухаммеда Табризи. В 1995 году на III фестивале-конкурсе азербайджанских фильмов в Баку режиссер фильма был награжден дипломом и призом.

Мультипликационный фильм «Карван» («Караван»), снятый на основе известного произведения композитора Солтана Гаджибекова, состоит из трех частей: первая часть повествует о древнем месте человеческого поселения – Гобустане. Во второй новелле затронута тема Востока и женщины. Третья новелла повествует о трагедии 20 Января и Ходжалинской трагедии.

0